Перевод введения выполнен благодаря финансовой поддержке Натальи Никоновой


Индержит Пармар и Майкл Кокс

Данная книга представляет собой отредактированный сборник оригинальных исследовательских работ, главным образом, представленных на Cимпозиуме по мягкой силе и иностранным делам США, организованном исследовательской группой «Research Group on American Power» в Университете Манчестера в мае 2008 года.

Термин «Мягкая сила» стал частью популярного политического дискурса с тех пор, как был придуман и описан Джозефом Наем из Гарварда в книге 1990 года «Bound to Lead: the Changing Nature of American Power», уточнен в «Soft Power: The Means to Success in «World Politics» (2004) и еще сильнее развит в книге «The Powers To Lead» (2008). Широкое распространение антиамериканизма – или, по крайней мере, негативного отношения к внешней политике США, особенно после агрессивной войны против Ирака и последующей военной оккупации страны – вновь привлекло внимание к мягкой силе и ее инструментам. Администрация президента Барака Обамы открыто приняла мягкую власть или, точнее, ее политически более приемлемую версию – умную власть. Это звучит гораздо более привлекательно, особенно для критиков военной силы, и становится основным оружием противников внешней политики президента Джорджа Буша-младшего из Демократической партии. Действительно, Наю была близка более ориентированная на мягкую силу избирательная кампания сенатора Барака Обамы, и после выборов 2008 года он позиционировался как возможный посол США в Японии. Най также был членом Проекта по реформе национальной безопасности (PNSR) – комитета высокого уровня с мандатом конгресса, который проанализировал, помимо прочего, как эффективнее объединить жесткую и мягкую власть Америки. В администрацию Обамы были назначены несколько членов руководящей группы PNSR, в том числе Деннис Блэр (директор Национальной разведки), Джим Джонс (советник по национальной безопасности) и Джеймс Стейнберг (заместитель госсекретаря).

Для Ная мягкая сила – это сила привлечения, влияние примера – в противоположность влиянию и мощи, получаемым от военной силы, экономических санкций и даже экономической помощи. «Мягкая сила – это способность получить то, что вы хотите, привлекая и убеждая других принять ваши цели. Она отличается от жесткой силы способностью использовать кнут и пряник экономической и военной мощи, чтобы заставить других следовать вашей воле. Как жесткая, так и мягкая сила важны в войне с терроризмом, но привлечение гораздо дешевле, чем принуждение, и это актив, который нужно подпитывать.» (Най, 2004 г.).

Ничего особо «мягкого» в этом нет!

Мягкая сила – это термин, используемый в настоящее время учеными, политиками, медиа-аналитиками и т. д…. Поиск Google выдает 93,200,000 сайтов, на которых упоминается термин «мягкая сила». Тем не менее, мягкая сила неоднозначна, и этот термин используется, даже Наем, по-разному. Это привело к возникновению некоторых интересных вопросов, которые исследуются в данной книге. Однако сначала необходимо принять во внимание, прежде чем рассматривать какие-либо конкретные категории или виды силы, что существует сам термин «сила», который требует определения и понимания. Что такое сила? Как она работает? Как мы узнаем, что «видим» ее? Какова связь между силой принуждения и властью авторитета? Между властью, которая «законна», и властью, которая «незаконна»? Эти вопросы рассматриваются в данной книге.

Первая содержательная глава – ключевая лекция «Будущее мягкой силы во внешней политике США», прочитанная Джозефом Наем на симпозиуме в мае 2008 года. Именно этой лекции и её темам посвящен этот текст. В ней Най объясняет свои представления о мягкой, жесткой и умной силе и критикует некомпетентность администрации Буша. Затем он переходит к рассмотрению вызовов для нового президента США после ноября 2008 года.

Следующий раздел книги состоит из трех глав, где обстоятельно и критически анализируется понятие мягкой силы: глава Эдварда Лока «Мягкая сила как стратегия», неограмшианская критика Захрана и Рамоса «От гегемонии к мягкой силе: последствия концептуального изменения» (Глава 3) и глава Кристофера Лейна «Невыносимая легкость мягкой силы», которые представляют теоретическую и методологическую критику концепции мягкой силы Ная. Захран и Рамос исследуют концепцию мягкой силы Ная, особенно ее зарождение и развитие, поскольку тот считает это полезным для понимания ее более глубокого смысла. Они утверждают, что концепция «мягкой силы» Ная заключается в понимании Грамши власти как «согласия». Это очень интересно и не всем понятно, поскольку Най дает ссылки на Грамши в более поздних толкованиях термина. И все же, если исходить из грамшианской теории гегемонии, можно ли так легко применять мягкую силу вне ее изначальных рамок, не прибегая к насилию? И, в более широком смысле, превосходит ли мягкая сила каким-либо образом гегемонию в понимании Грамши? Это подробно изучается Захраном и Рамосом в их главе.

Поскольку мягкая сила – это явно новый термин, в главах 5, 6 и 7 рассматривается это понятие в его историческом применении. Весьма оригинальная глава Гейгера (глава 5) рассматривает применимость концепции, предложенной в политическом романе Ная «Игра власти» (2004 г.), к послевоенной американской помощи Маршалла и другим программам, направленным на усиление американской гегемонии. В главе 6 (Пармар) рассматриваются последствия двух программ публичной дипломатии мягкой силы – Гарвардского семинара Генри Киссинджера и Зальцбургского семинара по американским исследованиям – в 1950-х и 1960-х годах, которые наводят на мысль о важности долгосрочных стратегий культурного взаимодействия для построения американской гегемонии; они, вероятно, вновь появятся в новой форме. Джон Криг утверждает в главе 7, что США использовали свою мягкую силу в 1950-х и 1960-х годах в попытках укрепить свои собственные позиции в оборонном сотрудничестве с Европой.

На этом этапе возникают и другие важные вопросы. Где граница между мягкой и жесткой силой? Полностью ли мягкая сила отделена от жесткой (военной и другой принудительной) силы? Какова связь между жесткой, мягкой и умной силой? Как американские военные используют мягкую силу и считают ли ее полезной в войне с терроризмом или в борьбе с повстанцами? Эффективна ли мягкая сила? В работе Грамши утверждается, что согласие управляемых людей вырабатывается группами правящих классов и их союзниками, в частности государством, церковью, школой и партией. Тем не менее, существует также твердое убеждение, что управляемых нужно убедить купить производство, чтобы получить «долю» в результате. Если это так в концепции Ная, является ли пропаганда примером мягкой силы? А общественная и культурная дипломатия? Или публичная дипломатия – результат провала мягкой силы? Джайлс Скотт-Смит рассматривает этот вопрос применительно к публичной дипломатии США в главе 8, Ангус Тавернер – в связи со «стратегическими коммуникациями» и информационными кампаниями на Ближнем Востоке, а Филип Тейлор – в связи с информационными стратегиями в более широком понятии войны с терроризмом.

Очевидно, мягкая сила применяется различными государствами и институтами, и в следующих двух главах, в свою очередь, рассматриваются два таких примера. В главе 11 Кристофер Хилл исследует политику мягкой силы Европейского Союза, аспект власти, который, вероятно, является отличительной чертой ЕС (по крайней мере, до сих пор являлся). Шого Судзуки обращает свое внимание на растущую мощь Китая в главе 12, сравнивая ее с американской мягкой силой, преимущественно рассматриваемой в данной книге.

Наконец, Джозеф Най отвечает своим поклонникам, критикам и собеседникам в последней главе книги. Вполне уместно, что он должен иметь «последнее слово» по этому вопросу, что делает книгу уникальной. Большинство вышеописанных текстов были рассмотрены в ходе симпозиума и впоследствии переписаны, с включением дебатов и дискуссий с участием Ная.