Перевод выполнен при финансовой поддержке Натальи Никоновой


Сосуществование на этой тесно связанной земле должно рассматриваться как существование не только без войн… но и без того, чтобы нам рассказывали, как жить, что говорить, что думать, что знать и чего не знать.

— Александр Солженицын, из речи, произнесенной 11 сентября 1973 г.1

Образованный человек также отличается от необразованного, как живой от мертвого.

— Аристотель, 384-322 до н.э.2

В течение более чем двадцатипятилетнего периода исследования данные для этой книги собирались из множества источников: Министерство образования Соединенных Штатов, международные агентства, государственные учреждения, средства массовой информации, заинтересованные педагоги, родители, законодатели и талантливые исследователи, с которыми я работала. В процессе сбора этой информации стало ясно, что большинство американцев разделяют два убеждения:

1) если ребенок может читать, писать и вычислять на достаточно высоком уровне, он сможет делать практически все, что пожелает, что позволит ему контролировать свою судьбу в той мере, в какой это позволяет Бог (оставаясь свободным);

2) предоставление таких базовых образовательных навыков не является и не должно быть дорогостоящим.

Поскольку большинство американцев верят во вторую предпосылку — что обеспечение базовых образовательных навыков не является и не должно быть дорогостоящим — становится очевидным, что радикальная программа действий, цель которой — изменить ценности и отношения (промывание мозгов), бьет по нашему карману. Другими словами, промывание мозгов школами и университетами — это то, что разоряет нашу нацию и умы наших детей.

В 1997 году насчитывалось 46,4 миллиона учащихся государственных школ. В течение 1993-1994 годов (доступны статистические данные за последние годы) средние расходы на одного ученика составляли 6 330,00 долл. США в постоянных ценах 1996 года. Умножьте количество студентов на расходы на одного ученика (используя старомодные математические операции), чтобы получить цифру общего бюджета двенадцатилетнего образования в размере $293,7 млрд. в год. Если прибавить к этой цифре стоимость высшего образования, то получится общий годовой бюджет более чем в полтриллиона долларов.3 Печальный результат таких невероятно больших расходов — производительность американских студентов — обсуждается в исследовании «Pursuing Excellence — A Study of U. S. 12th Grade Mathematics and Science Achievement in International Context: Initial Findings from the Third International Mathematics and Science Study(TIMMS)», отчете Министерства образования США (NCES 98-049). Читаем там:

«Достижения студентов, ключевые моменты: двенадцатиклассники из США набрали меньше баллов, чем в среднем по миру, и получили одни из самых низких показателей среди 21 стран, участвующих в исследовании TIMSS, в области математического и естественнонаучного образования за последний год средней школы.» (стр. 24)

Очевидно, что-то ужасно неправильно, когда расходы в размере 6 330 долларов на одного ученика приводят к таким жалким результатам. Автор книги посещала частные школы, которые взимают $1,000 в год за обучение, и имеют превосходные академические результаты. Родители детей, обучающихся на дому, тратят максимум $1000 в год и обычно имеют такие же отличные результаты.

Множество случаев «странных» действий «во имя образования» было скрупулезно задокументировано уважаемыми исследователями и талантливыми активистами. Любое противодействие деятельности агентов изменений в местных школах неизменно встречалось криками «докажите свою правоту, задокументируйте свои заявления» и т.д. Документация, когда она предоставлялась, игнорировалась и называлась неполной. Классическим ответом образовательного учреждения было: «Вы вырываете это из контекста!» — даже когда им преподносили целую книгу, в которой использовались их собственные слова, подробно описывающую именно то, что утверждали «сопротивляющиеся». Родителям уже более тридцати лет говорят: «Ты единственный родитель, который когда-либо жаловался». Средства массовой информации убедили присоединиться к атаке на взгляды здравого смысла, эффективно дискредитируя точку зрения хорошо информированных граждан.

Желание «сопротивляющихся» доказать свою правоту было настолько сильным, что они в течение тридцати-пятидесяти лет продолжали накапливать тонны материалов, содержащих неопровержимые доказательства (по собственным словам агентов изменения образования) преднамеренного злого умысла для достижения поведенческих изменений в студентах/родителях/обществе, которые не имеют ничего общего с общепринятыми образовательными целями. При предоставлении таких доказательств участники «сопротивления» получают негативную реакцию со стороны учителей, школьных советов, инспекторов, государственных и местных должностных лиц, а также учреждений науки и прессы, которые по идее должны быть объективны.

Данный сборник исследований в книжной форме был составлен главным образом для того, чтобы удовлетворить мою собственную потребность в анализе различных составляющих, которые привели к оглуплению Соединенных Штатов Америки, собранных в хронологическом порядке в письменном виде. Даже я, наблюдавшая эти странные действия на всех уровнях власти, не желала признавать злого умысла, стоящего за каждым отдельным действием или нововведением, пока не связывала его с другими, аналогичными действиями, происходившими в другое время. В этой книге все подобные связи проведены, что дает мне столь необходимое чувство завершенности.

«Умышленное оглупление Америки» — это также книга для моих детей, внуков и правнуков. Я хочу, чтобы они знали, что тысячи американцев, которые не погибли и не были убиты в зарубежных войнах, были расстреляны на «войне» в маленьких городках на заседаниях школьного совета, на законодательных слушаниях штата по вопросам образования и, самое главное, в средствах массовой информации. Я хочу, чтобы мои потомки знали, что все интеллектуальные и духовные свободы, на которые они еще могут претендовать, были завоеваны и являются результатом мужественной работы невероятных людей, которые осмелились говорить правду вопреки всему.

Я хочу, чтобы они знали, что всегда будет надежда на свободу, если они пойдут по стопам этих людей, если они дорожат понятием «свободная воля», если они верят, что люди — особенные существа, а не животные, и что у них есть интеллект, душа и совесть. Я хочу, чтобы они поняли, что если государственным школам разрешить обучать детей с помощью павловских/скиннеровских методов тренировки животных, давая ощутимые вознаграждения только за правильные ответы, то свободы быть не может.

Почему? Люди, «натренированные», а не образованные такими образовательными методами, будут бояться занимать принципиальные, иногда противоречивые позиции, когда потребуется, потому что эти люди будут запрограммированы говорить только в случае положительной награды или реакции. Свобода часто оплачивается болью и одиночеством.

В 1971 году, когда я вернулась в Соединенные Штаты после 18 лет жизни за границей, я была потрясена, обнаружив, что государственное образование стало теплым, пушистым, мягким, слащавым, целью которого была социализация, а не обучение. С тех пор, обучая двух маленьких сыновей в государственных школах, я стала участвовать в этой деятельности в качестве члена школьного комитета по философии, избранного члена школьного совета, соучредителя «Guardians of Education for Maine» (GEM) и, наконец, старшего советника по вопросам политики в Управлении образовательных исследований и совершенствования (OERI) Министерства образования США во время первого срока полномочий президента Рональда Рейгана. OERI было и остается тем ведомством, из которого исходит вся противоречивая национальная и международная образовательная реструктуризация.

Эти десять лет (1971-1981 гг.) изменили мою жизнь. Как американка, которая провела много лет, работая за границей, я путешествовала и жила в социалистических странах. Когда я вернулась в Соединенные Штаты, я поняла, что переход Америки от суверенной конституционной республики к социалистической демократии произойдет не из-за войны (пули и танки), а через внедрение и установку «системы» на всех уровнях управления —федеральном, государственном и местном. Промывание мозгов для принятия контролирующей «системы» будет происходить в школе через перестройку сознания и изменение поведения, имеющие множество названий. Самые последние из них: «образование, основанное на результатах», «обучение навыкам Скиннера» или «прямое обучение».4 В 1970-х я и многие другие вели войну против уточнения ценностей, которое позже было переименовано в «критическое мышление», но независимо от ярлыка — а на горизонте обязательно будет еще много названий — это не что иное, как чистое, подлинное разрушение абсолютных ценностей добра и зла, от которых зависят стабильные и свободные общества и на которых была основана наша нация.

В 1973 году я начала долгий путь к тому, чтобы стать «участником сопротивления», поместив первый компрометирующий лист бумаги в свои «образовательные» файлы. Первым документом был лиловый листок с надписью «Все обо мне», рядом с которым красовался смайлик. Это был открытый вопросник, начинающийся словами: «Меня зовут____». Мой сын принес его домой из школы в четвертом классе. Вопросы были сугубо личными; настолько, что они поощряли моего сына лгать, так как он не хотел «проболтаться» о своей матери, отце и брате. Цель анкеты состояла в том, чтобы выяснить душевное состояние школьника, то, как он себя чувствует, что ему нравится и не нравится и каковы его ценности. С этими сведениями правительственной школе было бы легче изменять его ценности и поведение по своему желанию — конечно, без ведома ученика или согласия родителей.

Это было только начало. Дальше — больше: новый учебник по обществознанию «Мир человечества». Опубликованная Фоллеттом, эта книга инструктировала учителя, как привить гуманистические (не правильные/ неправильные) ценности ученикам третьего года обучения. Учителей поощряли брать маленьких детей на прогулки по городу, во время которых они должны были указывать на большие и маленькие дома, спрашивая малышей, кто, по их мнению, живет в домах: бедные или богатые? «Как ты думаешь, что они едят в большом доме? …в маленьком домике?» Когда я пожаловалась на эту необразовательную деятельность на заседании школьного совета, то была уволена с должности цензора, а пресса, как обычно, обрушила на меня свой гнев как на заблуждающегося родителя. Моя подруга — очень умная девушка, которая также жила за границей в течение многих лет, — рассказала, что она подслушала разговор обо мне в местном магазине. По городу распространили слухи, что я «чудачка». Это не было положительной реакцией на то, что я заняла позицию, которую считала принципиальной. Так как я не была «обучена», я была просто безумна!

Следующей остановкой на пути к превращению в «участника сопротивления» оказалось решение стать членом школьного философского комитета. Старший инспектор, получивший образование в Гарварде, раздал всем членам комитета копию «Философии образования» (версия 1975 года) школ округа Монтгомери штата Мэриленд, надеясь повлиять на рекомендации, которые мы будем давать. (Для тех, кто любит есть десерт перед супом, прочтите запись от 1946 об общественных школах: «План образования в округе Монтгомери, штат Мэриленд». Этот документ был фактически «сценарием» для государственных школ.) Когда меня попросили написать статью, выражающую наши взгляды на цели образования, я написала, что, по моему мнению, помимо других целей школы должны стремиться привить школьникам «здоровую мораль и ценности». Старший инспектор и несколько учителей из комитета набросились на меня, спрашивая: «каково определение «здоровой» и чьи ценности?».

После двух неудачных попыток избрания в школьный совет, я, наконец, преуспела в 1976 году с третьей попытки. Голоса пересчитывали два раза, хотя я выиграла с очень большим отрывом!

Мой опыт работы в школьном совете научил меня, что, когда речь заходит о современном образовании, «цель оправдывает средства». Наш старший инспектор — агент изменений — был более привычен ко лжи, чем к правде. Несмотря на все хорошее, что я сделала в то время в школьном совете, — остановила внедрение системы планирования, составления программ и бюджетирования (PPBS), теперь известной как всеобщее управление качеством (TQM) или общепринятые принципы бухгалтерского учета/общепринятая отчетность о федеральном финансировании (GAAP/GAFFR), разрешавшей уточнение ценностей, ранее запрещенное советом, и требовавшей пять (да, 5!) минут грамматики в день и т.д. — меня вышвырнули через две недели.

Еще одной важной вехой на моем пути стали учебные курсы повышения квалификации под названием «Инновации в образовании». За меня заплатил учитель на пенсии, который понимал, что происходит в образовании. Эта учебная программа, разработанная профессором Рональдом Хейвлоком из Мичиганского университета и финансируемая Управлением образования США, учила учителей и администраторов «проникать» в спорные методы преподавания и «инновационные» программы. Эти «инновационные» программы включали воспитание здоровья, половое воспитание, воспитание в области наркотиков и алкоголя, смерти, критического мышления и пр. С тех пор я всегда находила интересным, что спорные школьные программы — единственные, к которым прилагается слово «воспитание»! Я не помню — до недавнего времени — «математического воспитания», «литературного воспитания», «исторического воспитания» или «естественнонаучного воспитания». Верное правило для учителей, родителей и членов школьного совета, заинтересованных в академическом обучении и традиционных ценностях, заключается в том, чтобы подвергать сомнению любой предмет, к которому прилагается слово «воспитание».

Эти курсы повышения квалификации буквально «взорвали мой разум». Я так и не оправилась от этого. Ведущий (агент изменений) научил нас, как «манипулировать» налогоплательщиками/родителями, чтобы они принимали спорные программы. Он объяснил, как определять «сопротивляющихся» в сообществе и как обойти их сопротивление. Он проинструктировал нас, как обращаться к высокоуважаемым членам сообщества — к тем, кто связан с Торгово-промышленной палатой, Ротари, Юниорской лигой, Малой лигой, Юношеской христианской ассоциацией, Историческим обществом и т.д. Манипулировать ими, чтобы они поддерживали спорные/ неакадемические программы и ругали сопротивляющихся. Были также даны рекомендации относительно того, как привлечь средства массовой информации для поддержки этих программ.

Я покинула это обучение с очень ценным учебником «Change Agent’s Guide to Innovations in Education» под мышкой, ощущая тошноту и полное отрицание того, во что я была вовлечена. Это была не та страна, в которой я выросла, что-то очень тревожное произошло в период с 1953 года, когда я покинула Соединенные Штаты, по 1971 год, когда я вернулась.

  • Организованный консенсус

Тогда я осознала, что Соединенные Штаты вовлечены в войну. Люди пишут важные книги о войнах: книги, документирующие сражения, имена участвовавших в них генералов, имена тех, кто сделал первый выстрел. Данная книга — просто учебник истории о другом типе войны:
* борьба осуществляется с использованием психологических методов;
* война, длящаяся сто лет;
* более смертоносная война, чем любая, в которой когда-либо участвовала наша страна;
* война, о которой средний американец не имеет ни малейшего представления.

Причина, по которой американцы не осознают этой войны, заключается в том, что она ведется тайно — в школах нашей страны, нацеливаясь на наших детей, которые находятся в плену в классах. Участники этой войны используют очень сложные и эффективные инструменты:
* Гегелевская диалектика (точки соприкосновения, консенсус и компромисс)

* Постепенность (два шага вперед, один шаг назад)
* Семантический обман (переопределение терминов для получения согласия без понимания).

Гегелевская диалектика5 — это процесс, сформулированный немецким философом Георгом Вильгельмом Фридрихом Гегелем (1770-1831 гг.) и использовавшийся Карлом Марксом при классификации революционного коммунизма как диалектического материализма. Этот процесс можно проиллюстрировать следующим образом:

«Тезис» представляет собой либо установившуюся практику, либо точку зрения, которая противопоставляется «Антитезису» — обычно в кризисе оппозиции, сфабрикованном или созданном агентами изменений, — заставляя «тезис» компрометировать себя, включая в себя некоторую часть «антитезиса» для возникновения «синтеза», иногда называемого консенсусом. Это основной инструмент в мешке трюков, используемых агентами изменений, которые обучены управлять этим процессом по всей стране; так, как происходило на курсах повышения квалификации, которые я прошла. Хороший пример этой концепции был озвучен Т. Х. Беллом, когда он был министром образования США: «[нам] нужно создать кризис, чтобы получить консенсус, чтобы добиться изменений». (Читателю следует напомнить, что именно под руководством Т. Х. Белла Министерство образования США осуществило изменения, предложенные в докладе «A Nation at Risk» — сигнале тревоги, прозвучавшем в начале 1980-х годов, объявившем о «кризисе» в образовании.)

Поскольку мы, как нация, так безжалостно подверглись этому гегелевскому диалектическому процессу (который необходим для бесперебойного функционирования «системы») под видом «достижения консенсуса» при нашем участии в родительских организациях, школьных советах, законодательных органах и даже при постановке целей в общественных организациях и группах, включая церкви, я хочу четко объяснить, как это работает в практическом применении. Хороший пример, с которым большинство из нас может идентифицировать себя, связан с налогами на имущество для местных школ. Давайте рассмотрим пример из Мичигана:

«Интернационалистские агенты изменений должны отменить местный контроль («тезис»), чтобы перевести наши школы с академического образования на глобальное обучение рабочей силы («синтез»). Финансирование образования с помощью налога на имущество позволяет осуществлять местный контроль, но это также позволяет агентам изменений и профсоюзам учителей формировать все большие и большие бюджеты школ, оплачиваемые более высокими налогами, что приводит в бешенство домовладельцев. В конце концов, владельцы недвижимости принимают радикальное предложение агентов изменений («антитезис») о снижении их имущественных налогов путем перевода финансирования образования с местного налога на имущество на государственный подоходный налог. Таким образом, агенты изменений достигают своей конечной цели — перевода финансирования образования с местного уровня на государственный. Когда эта передача происходит, она повышает государственный/федеральный контроль и финансирование, что позволяет достичь к федеральной/интернационалистической цели внедрения глобальной подготовки кадров через школы («синтез»).»6

Что касается силы «постепенности», вспомните историю о лягушке и о том, как она не спасла себя, потому что не понимала, что с ней происходит? Ее бросили в холодную воду, которая постепенно нагревалась, пока, наконец, не достигла точки кипения, и лягушка умерла. Именно так «градуализм» работает через серию «созданных кризисов», которые с помощью диалектического процесса Гегеля приводят нас к более радикальным изменениям, чем мы когда-либо могли бы принять.

Как пример «семантического обмана», помните ли вы, как ваш добрый директор сказал вам, что новая программа принятия решений поможет вашему ребенку принимать лучшие решения? Какой хороший родитель не хотел бы, чтобы его ребенок научился принимать «хорошие» решения? Знаете ли вы, что программа принятия решений — это та же самая противоречивая программа уточнения ценностей, недавно отвергнутая вашим школьным советом и против которой вы, возможно, неоднократно возражали? Как я уже говорила, участники этой интеллектуальной социальной войны использовали очень эффективное оружие для осуществления своих изменений.

Эта война, по сути, стала войной за прекращение всех войн. Если гражданам на этой планете можно промыть мозги или превратить их в роботов, используя тупое павловское / скиннеровское образование, и они примут то, чего хотят люди у руля, больше не будет войн. Если нет больше правильного или неправильного, то не будет никого, кто хотел бы «исправить» неправильность. У роботов нет совести. Единственной допустимой совестью будет Организация Объединенных Наций или глобальная совесть. Является ли действие хорошим или плохим, будет решаться «глобальной совестью глобального правительства», как рекомендовал доктор Брок Чисхолм, исполнительный секретарь временной комиссии Всемирной организации здравоохранения в 1947 году, а также позже в 1996 году государственный секретарь Соединенных Штатов Мадлен Олбрайт. (См. сноски в записи 1947.)

Вы можете возразить: «Но ведь на этой войне никто не погиб». Но разве это единственный критерий, с помощью которого мы можем определить, является ли война войной? Разве неправильно сказал когда-то Аристотель: «Образованный человек также отличается от необразованного, как живой от мертвого»? Изменение инструментов воспитания может убить дух человека также верно, как пуля его тело. Трагедия заключается в том, что многие американцы погибли в других войнах, чтобы защитить свободы, отнятые в этой. Эта война, которая приводит к гибели интеллекта и свободы, ведется не иностранным врагом, а тихим противником в башнях из слоновой кости, в нашем собственном правительстве и освобожденных от налогов фондах — врагом, каждый шаг которого я попыталась задокументировать в этой книге, обычно по его собственным словам.

Рональд Хейвлок, работавший агентом изменений на курсах повышения квалификации, подготовил меня к тому, что я нашла в Министерстве образования США, когда работала там в 1981-1982 годах. Использование с трудом заработанных налогоплательщиками денег для финансирования «Руководства агента изменений» Хейвлока является лишь одним примером из сотен дорогих грантов Министерства образования США, ежегодно поступающих повсюду, даже за рубеж, для содействия делу интернационалистского «оглупления» образования (модификации поведения), столь необходимого для нынешнего внедрения глобального обучения рабочей силы. Я была освобождена от своих обязанностей после утечки в прессу информации о важном ИТ-гранте (предложение по компьютеризированному обучению).

Большая часть этой книги содержит цитаты из правительственных документов, детализирующих реальные цели американского образования:

  • использовать школы, чтобы превратить Америку из свободной нации индивидуумов в социалистическое глобальное «государство», всего лишь одно из многих социалистических государств, которые будут подчинены Уставу Организации Объединенных Наций, а не Конституции Соединенных Штатов
  • промывать мозги нашим детям, начиная с рождения, отвергать индивидуализм в пользу коллективизма
  • отвергать высокие академические стандарты в пользу уравнительной политики OBE (Образование, основанное на результатах) / ISO 1400/90007
  • отвергать истину и абсолютные ценности в пользу терпимости, ситуационной этики и консенсуса
  • отказ от американских ценностей в пользу интернационалистских ценностей (глобализм)
  • отказ от свободы выбора своей карьеры в пользу тоталитарного процесса перехода от школы к работе/образованию, основанному на результатах, метко названному «ограниченное обучение для пожизненного труда»8, координируемому учреждением Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО).

Только когда все дети в государственных, частных и домашних школах будут роботизированы — и все как один начнут верить — Мировое правительство станет приемлемым для граждан и будет внедрено без единого выстрела. Привлекательно звучащие предложения «выбора» позволят глобалистской элите достичь своей цели: роботизация (промывание мозгов) всех американцев с целью признания ими пожизненного образования и подготовки рабочей силы — части мировой системы управления для достижения нового глобального феодализма.

Социалистическая / фашистская глобальная программа подготовки рабочей силы реализуется уже сейчас, когда я пишу эту книгу. В докладе Европейской комиссии под названием «Трансатлантическое сотрудничество в международном образовании: проекты Ремесленной палаты Кобленца и партнеров в Соединенных Штатах и Европейском Союзе» Карла-Юргена Уилберта и Бернарда Экгольда (май 1997 года), в частности, говорится:

«В июне 1994 года при поддержке Ремесленной палаты Кобленца состоялась американо-германская конференция по профессионально-техническому образованию… в Техасском университете г. Остин. Исследователи профессионального образования и специалисты в области экономики… согласились с тем, что экономическая политика и политика в области занятости необходимы там, где для «карьерного развития» систематическое профессиональное обучение имеет такое же важное значение, как и академическое образование. …Профессиональная подготовка американских учеников в квалифицированных ремесленных компаниях палаты Кобленца стала первым практическим шагом в этом направлении, значимым также с точки зрения образовательной политики.»

В разделе «е) Научная помощь проектам» говорится:

«Международные проекты должны быть научно поддержаны и проанализированы как для обратной связи в трансатлантическом диалоге по образовательной политике, так и для оценки и качественного улучшения трансграничных проектов профессионального образования. В результате с немецкой стороны должна быть обеспечена возможность подключения к другим проектам германо-американского сотрудничества в области профессиональной подготовки, например, к проекту Федерального института профессиональной подготовки в американском штате Мэн. Со стороны США была бы желательна взаимосвязь с другими инициативами в области профессиональной подготовки, например, через Центр изучения людских ресурсов при Техасском университете в Остине.»

В этом конкретном документе обсуждается история ученичества — особенно роль средневековых гильдий — и предпринимаются попытки убедить народы, которые до сих пор лелеяли либеральные экономические идеи, а именно индивидуальную экономическую свободу, вернуться к системе кооперативных экономических решений (система гильдий, использовавшаяся в Средние века, которая принимала очень маленьких детей с ферм и из городов и обучала их «необходимым» навыкам). Другое название этого — «крепостное право». Если бы наши должностные лица, избираемые на федеральном, государственном и местном уровнях, прочитали бы этот документ, они никогда не проголосовали бы за социалистическое/ фашистское законодательство, реализующее подготовку рабочей силы для удовлетворения потребностей мировой экономики. Если, конечно, они не поддерживают такую тоталитарную экономическую систему. (Этот невероятный документ был доступен по следующему адресу в интернете: http://www.kwk-koblenz.de/ausland/transuk.doc.)

Точно так же, как это сделала бы Барбара Такман или другой историк при написании истории иных видов войн, я определила основные сражения, игроков, даты и места в хронологическом порядке. Я знаю, что исследователи и писатели с гораздо большим талантом, чем я, поймут, что я пренебрегла некоторыми ключевыми событиями в этой войне. Я признаю себя виновной по всем пунктам даже до того, как будут предъявлены их хорошо продуманные обвинения. Да, многое из важного было упущено из-за ограниченности пространства, но обзор полей сражений и маневров даст читателю возможность заглянуть в необъятность этого конфликта.

Чтобы выиграть битву, нужно знать, кто «настоящий» враг. В противном случае вы стреляете в темноте и часто поражаете тех, кто не несет ни малейшей ответственности за хаос. Эта книга, надеюсь, выявляет «реального» врага и предоставляет американцам, вовлеченным в эту войну, — будь то обычные граждане, выборные должностные лица или учителя-традиционалисты — боеприпасы для борьбы за победу.

Сноски:
1. Известный советский диссидент, побывавший заключенным в лагере, автор книги «Архипелаг ГУЛАГ» и многих других.

  1. «Основные труды Аристотеля», Ричард Маккеон из «Знакомые цитаты Джона Бартлетта», 14-е изд. («Little, Brown & Co.», Бостон, Торонто, 1968 г.).
  2. Статистические данные взяты из «The Condition of Education», 1997 г., опубликовано Национальным центром статистики образования Министерства образования США (NCES 97-388). Адрес в интернете: http://www.ed/gov/NCES.
  3. OBE / ML / DI или образование, основанное на результатах / обучение навыкам / прямое обучение.
  4. Дин Готчер (Dean Gotcher), автор книги «Диалектика и практика: Диапракс и конец веков» и других материалов, посвященных построению диалектического консенсуса и обучению человеческим отношениям, проделал отличную работу в этой области исследований. Для получения более подробной информации об этом процессе, пожалуйста, напишите декану Готчеру: Institution for Authority Research, 5436 S. Boston Pl.,Tulsa, Oklahoma 74l05, или позвоните 918-742-3855.
  5. См. Приложение XXII, статью Тима Клема, в которой этот процесс объясняется гораздо более подробно.
  6. ИСО означает международные стандарты качества в области производства (9000) и людских ресурсов (1400), координируемые учреждением Организации Объединенных Наций по вопросам образования, социальной и культурной деятельности (ЮНЕСКО).
  7. «Приватизация или социализация» К. Уэзерли, 1994 г. Произнесена в рамках выступления перед группой в Миннесоте и позже опубликована в журнале «Christian Conscience» (Vol. 1, № 2: февраль 1995 года, стр. 29-30).