Существование Covid-19 так и не доказано? На какую ложь приходится идти ученым, чтобы оправдать «пландемию»

Поделиться в соц. сетях

 

Жесткие коронавирусные меры, принимаемые во всем мире, основаны на якобы росте случаев заболевания и смертности от коронавируса. И то и другое определяется с помощью так называемых тестов SARS-CoV-2 ОТ-ПЦР, используемых для выявления пациентов с положительным результатом, при этом «положительный» обычно приравнивается к «инфицированному».

Однако на самом деле тесты ПЦР абсолютно бессмысленны в качестве диагностического инструмента для выявления заболевших новым коронавирусом.

Установка маниакально проверять на коронавирус всех подряд была дана генеральным директором ВОЗ Тедросом Гебреисусом 16 марта 2020 года, когда он заявил: «У нас есть простое послание для всех стран: тестируйте, тестируйте, тестируйте».

Мировая пресса мгновенно подхватила эту мантру, и вскоре стало складываться впечатление, что тесты — это единственный способ оценить масштаб и остановить распространение болезни.

Все это указывает на то, что вера в достоверность тестов ПЦР очень сильна и не терпит возражений, однако такой ярый фанатизм нисколько не подкреплен научными фактами.

Как сказал двукратный лауреат Пулитцеровской премии и, возможно, самый влиятельный журналист ХХ века Вальтер Липпманн : «Там, где все думают одинаково, никто особенно не думает».

Чего не скажешь об изобретателе технологии полимеразной цепной реакции (ПЦР) Кэри Муллисе, который думать умел и даже получил за свое изобретение Нобелевскую премию по химии в 1993 году.

К сожалению, Муллис скончался в прошлом году в возрасте 74 лет, но если бы этот выдающийся биохимик дожил до настоящего момента, нет сомнений в том, что он посчитал бы, что тест ПЦР не годится для выявления вирусной инфекции.

Дело в том, что ПЦР была и остается промышленной технологией, позволяющей воспроизводить последовательности ДНК миллионы и миллиарды раз, но она не является диагностическим инструментом для обнаружения вирусов.

Как объявление вирусных пандемий на основе тестов ПЦР может закончиться катастрофой, описала Джина Колата в своей статье для New York Times, опубликованной еще в 2007 году: «Вера в быстрые тесты ведет к эпидемии, которой не было».

Отсутствие действующего золотого стандарта

Тесты ПЦР, используемые для выявления пациентов, инфицированных так называемым SARS-CoV-2, не имеют действующего золотого стандарта для сравнения. Это принципиальный момент, поскольку точность и чувствительность теста определяется путем сравнения с «золотым стандартом», то есть наиболее точным из доступных методов. Например, для выявления точности теста на беременность золотым стандартом будет сама беременность. Но вот что, например, австралийский специалист по инфекционным заболеваниям Санджая Сенанаяке заявил в интервью телеканалу ABC, отвечая на вопрос «Насколько точны результаты тестирования на COVID-19?»:

Если бы речь шал о новом тесте на обнаружение [бактерии] золотистого стафилококка в крови, у нас бы уже были посевы крови, это наш золотой стандарт, который мы использовали в течение десятилетий, и мы могли бы сопоставить новый тест с этим посевом. Но для COVID-19 у нас нет золотого стандарта».

Джессика К. Уотсон из Бристольского университета подтверждает это в своей статье «Интерпретация результатов теста на COVID-19», опубликованной в Британском медицинском журнале.

Она пишет, что «отсутствует такой четкий золотой стандарт» для тестов на COVID-19».

Но вместо того, чтобы назвать эти тесты непригодными для выявление SARS-CoV-2 и диагностики COVID-19, или вместо того, чтобы указать на то, что только вирус, подтвержденный путем выделения и очистки, может быть твердым золотым стандартом, Уотсон со всей серьезностью заявляет, что, «прагматически» COVID-19 может диагностировать сам себя, в том числе и сам анализ ПЦР, «может быть лучшим из доступных «золотых стандартов». Антинаучность такого заявления поражает.

Помимо того факта, что совершенно абсурдно считать золотым стандартом для оценки теста ПЦР сам тест ПЦР, никаких специфических отличительных симптомов у COVID-19 нет. С этим согласны даже такие ученые, как Томас Лёшер, бывший глава Кафедры инфекционных заболеваний и тропической медицины Мюнхенского университета и член Немецкой ассоциации врачей-терапевтов [2].

И если нет никаких отличительных специфических симптомов для COVID-19, диагноз COVID-19, вопреки утверждению Уотсон, не может служить действующим золотым стандартом.

Кроме того, «эксперты», такие как Уотсон, упускают из виду тот факт, что только выделение вируса, однозначное доказательство его существования, может служить золотым стандартом.

Доказательств вирусного происхождения РНК нет

Теперь вопрос: что требуется в первую очередь для определения / доказательства вируса? Нам нужно знать, откуда берется РНК, для которой калибруются тесты ПЦР.

Как утверждают учебники (например «Медицинская вирусология» Уайта и Феннера, 1986, стр. 9), а также ведущие исследователи вирусов, такие как Люк Монтанье или Доминик Дуайер, очистка частиц — то есть отделение объекта от всего остального, что не является этим объектом, как, например, лауреат Нобелевской премии Мари Кюри очистила 100 мг хлорида радия в 1898 году, извлекая его из тонн урана, — это необходимое предварительное условие для доказательства существования вируса и, таким образом, доказательства того, что РНК рассматриваемой частицы происходит от нового вируса.

Причина этого в том, что ПЦР чрезвычайно чувствительна, что означает, что она может обнаруживать даже самые мелкие фрагменты ДНК или РНК, но не может определить, откуда эти частицы. Это должно быть определено заранее.

И поскольку тесты ПЦР откалиброваны по последовательностям генов (в данном случае последовательностям РНК, поскольку SARS-CoV-2 считается РНК-вирусом), мы должны знать, что эти фрагменты генов являются частью искомого вируса. И чтобы знать это, необходимо выполнить правильное выделение и очистку предполагаемого вируса.

Таким образом, мы попросили группы ученых, которые публиковали научные статьи о SARS-CoV-2, предъявить доказательства того, показывают ли электронно-микроскопические снимки, сделанные в их лабораториях, очищенные вирусы.

Но ни одна команда не смогла ответить на этот вопрос утвердительно — и, заметьте, никто из них не сказал, что очистка не является необходимым этапом. Мы получили только ответы вроде «Нет, мы не делали электронную микрофотографию, показывающую степень очистки» (см. ниже).

Мы спросили нескольких авторов исследований: «Показывают ли ваши электронные микрофотографии очищенный вирус?». Они дали следующие ответы:

Исследование 1: Лео Л. М. Пуна; Малик Пейриса «Появление нового коронавируса человека, угрожающего здоровью», Nature Medicine, март 2020 г. (Leo L. M. Poon; Malik Peiris. “Emergence of a novel human coronavirus threatening human health”)
Автор ответа: Малик Пейрис

Дата: 12 мая 2020 г.

Ответ: «На изображении вирус, вырастающий из инфицированной клетки. Это не очищенный вирус».

Исследование 2: Мён-Гук Хан и др. «Идентификация коронавируса, выделенного из биоматериала пациента с COVID-19 из Кореи», Osong Public Health and Research Perspectives , февраль 2020 г. (Myung-Guk Han et al. “Identification of Coronavirus Isolated from a Patient in Korea with COVID-19”).

Автор ответа: Мён-Гук Хан

Дата:6 мая 2020 г.

Ответ: «Мы не смогли оценить степень очистки, поскольку мы не очищаем и не концентрируем вирус, выращенный в клетках».

Исследование 3: Ван Пом Пак и др. «Выделение вируса из биоматериала первого пациента с SARS-CoV-2 в Корее», Журнал корейской медицинской науки , 24 февраля 2020 г. (Wan Beom Park et al. “Virus Isolation from the First Patient with SARS-CoV-2 in Korea”, Journal of Korean Medical Science)

Автор ответа: Ван Пом Пак

Дата: 19 марта 2020 г.

Ответ: «Мы не делали электронную микрофотографию, показывающую степень очистки».

Исследование 4: На Чжу и др., «Новый коронавирус у пациентов с пневмонией в Китае», 2019 г., Медицинский журнал Новой Англии, 20 февраля 2020 г. (Na Zhu et al. “A Novel Coronavirus from Patients with Pneumonia in China”, 2019)

Автор ответа: Вэньцзе Тан

Дата: 18 марта 2020 г.

Ответ: «[Мы показываем ] изображение осадочных вирусных частиц, а не очищенных».

Что касается упомянутых ответов, ясно, что то, что показано на электронных микрофотографиях (ЭМ), является конечным результатом эксперимента, а это означает, что другого результата у них нет, что они сами признают.

В этом контексте следует отметить, что некоторые исследователи используют термин «выделение» в своих работах, но описанные в них процедуры не представляют собой надлежащий процесс выделения (очистки). Следовательно, в этом контексте термин «выделение» является неправильно использованным.

Таким образом, авторы четырех основных работ начала 2020 года, в которых утверждается, что был обнаружен новый коронавирус, признают, что у них нет доказательств того, что геном вируса произошел от вирусоподобных частиц или продуктов клеточного распада или частиц любого вида. Другими словами, существование РНК SARS-CoV-2 основано на вере, а не на фактах.

Мы также связались с доктором Чарльзом Калишером, опытным вирусологом. В 2001 году журнал Science опубликовал «горячую просьбу… к молодому поколению» нескольких маститых вирусологов, в том числе Калишера, где говорилось, что современные методы обнаружения вирусов, такие как полимеразная цепная реакция мало или вообще ничего не говорят о том, как размножается вирус, какие животные его переносят, как он вызывает заболевание у человека, это «все равно, что пытаться сказать, есть ли у кого-то неприятный запах изо рта, глядя на его отпечаток пальца»[3].

Фактически это означает, что нельзя сделать вывод о том, что последовательности генов РНК, которые ученые взяли из образцов тканей, используемых в лабораторных исследованиях, и для которых окончательно «калибруются» тесты ПЦР, принадлежат определенному вирусу — в данном случае SARS-CoV-2.

Кроме того, нет научных доказательств того, что эти последовательности РНК являются возбудителем того, что называется COVID-19.

Чтобы установить причинную связь, помимо выделения и очистки вируса, было бы абсолютно необходимо провести эксперимент, который удовлетворяет четырем постулатам Коха. Но такого эксперимента нет, как Эмори Деверо и Розмари Фрей рассказали OffGuardian.

О необходимости выполнения этих постулатов в отношении SARS-CoV-2 свидетельствует не в последнюю очередь тот факт, что были предприняты попытки их выполнить. Но даже исследователи, заявившие, что они это сделали, на самом деле не преуспели.

Одним из примеров является исследование, опубликованное в журнале Nature 7 мая. Это исследование, помимо прочих проблем, не соответствовало ни одному из постулатов.

Например, у предполагаемых «инфицированных» лабораторных мышей не было обнаружено каких-либо значимых клинических симптомов, явно связанных с пневмонией, которая, согласно третьему постулату, должна иметь место при опасном и потенциально смертельном вирусе.

Кроме того, ни одно животное не умерло, кроме тех, кого намеренно убили для проведения вскрытия. И не будем забывать: эти эксперименты нужно было провести ДО разработки теста, а не наоборот.

Показательно, что никто из ведущих немецких представителей официальной теории SARS-Cov-2 / COVID-19 — Институт Роберта Коха (RKI), Александр С. Кекуле (Университет Галле), Хартмут Хенгель и Ральф Бартеншлагер (Немецкое общество вирусологии), вышеупомянутые Томас Лёшер, Ульрих Дирнагл (Шарите, Берлин) или Георг Борнкамм (вирусолог и заслуженный профессор Центра им. Гельмгольца в Мюнхене) не смогли ответить на следующий вопрос, который я им отправил:

Если частицы, которые, как утверждается, являются SARS-CoV-2, не были очищены, почему вы уверены, что последовательности генов РНК этих частиц принадлежат определенному новому вирусу?

В частности,  есть исследования, показывающие, что вещества, такие как антибиотики, которые добавляются в пробирки при проведении лабораторных экспериментов по обнаружению вирусов, могут «подвергать стрессу» культуру клеток таким образом, что формируются новые последовательности генов, которые ранее не были обнаружены — аспект, на который лауреат Нобелевской премии Барбара МакКлинток уже обращала внимание в своей Нобелевской лекции еще в 1983 году.

Ответ пришел только от Шарите, где работает Кристиан Дростен, самый влиятельный вирусолог Германии по вопросам, связанным с COVID-19, он также является советником правительства Германии и соавтором того самого теста ПЦР, который ВОЗ признала первым.

Шарите подтвердила, что в исследованиях не использовались очищенные частицы.

И хотя они заверили, что «вирусологи в Шарите уверены, что проводят тестирование на вирус», в своей научной статье (Корман и др.) они же заявляют:

РНК экстрагировали из клинических образцов с помощью системы MagNA Pure 96 (Roche, Penzberg, Германия) и из супернатантов клеточных культур с помощью мини-набора вирусной РНК (QIAGEN, Hilden, Германия)».

Это означает, что они просто предположили, что РНК была вирусной.

Между прочим, это исследование, опубликованное 23 января 2020 года, даже не прошло надлежащего процесса рецензирования, и описанные в нем процедуры не сопровождались контролем, обеспечивающим надежность научной работы.

Иррациональные результаты

Несомненно, что мы не можем узнать, насколько точны результаты ПЦР-тестов, поскольку нет возможности проверить тест на большом количестве людей, про которых доподлинно известно, что у них нет вируса (твердый золотой стандарт отсутствует).

Поэтому неудивительно, что существует несколько научных работ, иллюстрирующих иррациональные результаты тестов.

Например, уже в феврале органы здравоохранения китайской провинции Гуандун сообщили, что люди, которые полностью излечились от болезни, вызванной COVID-19, стали давать «отрицательный» результат теста, а затем вдруг снова «положительный».

Месяц спустя статья, опубликованная в Журнале медицинской вирусологии, показала, что у 29 из 610 пациентов в больнице в Ухане было от 3 до 6 результатов анализов, которые были то «отрицательными», то «положительными», то «сомнительными».

Третий пример — исследование из Сингапура, в котором анализы брали почти ежедневно у 18 пациентов, и большинство результатов менялись с «положительного» на «отрицательный» и обратно по крайней мере один раз, а с одним пациентом такое происходило пять раз.

Даже Ван Чэнь, президент Китайской академии медицинских наук, признал в феврале, что тесты ПЦР «точны только на 30–50 процентов»; в то время как Син Хан Ли из Милфордской лаборатории молекулярной диагностики 22 марта 2020 г. отправил письмо группе реагирования на коронавирус ВОЗ и Энтони С. Фаучи, заявив, что:

В социальных сетях широко сообщалось, что тест-наборы ОТ-кПЦР [количественная ПЦР с обратной транскриптазой], используемые для обнаружения РНК SARSCoV-2 в образцах человека, дают много ложноположительных результатов и недостаточно чувствительны для выявления некоторых реальных положительных случаев.

Другими словами, даже если мы теоретически предположим, что эти ПЦР-тесты действительно могут выявить вирусную инфекцию, тесты будут практически бесполезными и вызовут только необоснованный страх среди «положительно» диагностированных людей.

Это также становится очевидным, учитывая прогностичность положительного результата (PPV).

PPV указывает на вероятность того, что человек с положительным результатом теста действительно «положителен» (т. е. имеет предполагаемый вирус), и это зависит от двух факторов: распространенности вируса в общей популяции и специфичности теста, то есть процента здоровых людей, у которых тест показал правильный «отрицательный» результат (тест со специфичностью 95% дает ложноположительный результат у 5 из 100 неинфицированных людей).

При такой же специфичности, чем выше распространенность, тем выше PPV.

В этом контексте 12 июня 2020 года журнал Deutsches Ärzteblatt опубликовал статью, в которой был рассчитан PPV при трех различных сценариях распространенности вируса.

Разумеется, к результатам следует относиться очень критически, во-первых, потому что невозможно рассчитать специфичность без твердого золотого стандарта, как уже было указано, а, во-вторых, потому, что расчеты в статье основаны на специфичности, определенной в исследовании Джессики Уотсон, что, как также упоминалось, потенциально неверно.

Но если абстрагироваться от этого, предполагая, что базовая специфичность 95% верна и что мы знаем распространенность, даже основной медицинский журнал Deutsches Ärzteblatt сообщает, что так называемые тесты SARS-CoV-2 RT-PCR могут иметь «шокирующе низкий» PPV.

В одном из трех сценариев с предполагаемой распространенностью в 3% PPV составлял только 30 процентов, что означает, что 70 процентов людей, давших «положительный результат», вовсе не являются «положительными». Тем не менее, «им предписан карантин», что даже Ärzteblatt воспринимает критически.

Во втором сценарии предполагается распространенность 20 процентов. В этом случае PPV составляет 78 процентов, что означает, что 22 процента «положительных» тестов являются ложноположительными.

То есть, если мы возьмем 9 миллионов человек в мире с положительным результатом теста, 2 миллиона результатов окажутся ложноположительными.

Все это согласуется с тем фактом, что Центры по контролю и профилактики заболеваний США (CDC) и Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA), например, в своих официальных документах признают, что так называемые «тесты SARS-CoV-2 ОТ-ПЦР» не подходят для диагностики SARS-CoV-2.

Например документ CDC о диагностике нового коронавируса от 30 марта 2020 года гласит:

«Обнаружение вирусной РНК может не указывать на наличие инфекционного вируса или на то, что 2019-nCoV является возбудителем клинических симптомов»

И также:

«Этот тест не может исключить заболевания, вызванные другими бактериальными или вирусными патогенами».

Кроме того, FDA признает, что:

«… положительные результаты […] не исключают бактериальную инфекцию или полиинфекцию с другими вирусами. Обнаруженный агент не может быть точной причиной заболевания».

Примечательно, что в инструкциях к тестам ПЦР мы также можем прочитать, что они не предназначены для диагностики как, например, на тестах от Altona Diagnostics и Creative Diagnostics [ 5 ].

Процитируем еще один пример: в аннотации к тестам LightMix, производимых TIB Molbiol, которые были разработаны с использованием исследований Кормана и распространяются фармацевтической компанией Roche, мы читаем:

«Эти пробы не предназначены для диагностики коронавирусной инфекции».

А также:

«Только для исследовательских целей. Не для диагностических процедур».

Где доказательства того, что тесты могут измерять «вирусную нагрузку»?

Есть также основания сделать вывод, что тест ПЦР от Roche и других компаний не может даже обнаружить целевые гены.

Более того, в описании тестов ОТ-кПЦР для SARS-COV-2 говорится, что они являются «качественными» тестами, невзирая на тот факт, что буква «к» в «кПЦР» означает «количественный» И если эти тесты не являются «количественными» тестами, они не показывают, сколько вирусных частиц находится в организме.

Это очень важно, потому что для того, чтобы хотя бы начать говорить о реальной болезни в реальном мире, а не только в лаборатории, пациенту потребуются миллионы и миллионы вирусных частиц, активно реплицирующихся в его организме.

То есть CDC, ВОЗ, FDA или Институт Роберта Коха, конечно, могут утверждать, что тесты могут измерять так называемую «вирусную нагрузку», то есть количество вирусных частиц в организме, «Но это никогда не было доказано. Это грандиозный скандал », — отмечает журналист Джон Раппопорт.

И не только потому, что термин «вирусная нагрузка» является обманом. Если задать вопрос «что такое вирусная нагрузка?» обывателям, они скажут, что это вирусы, циркулирующие в кровотоке, и будут удивлены, узнав, что на самом деле это молекулы РНК.

Кроме того, чтобы без всяких сомнений доказать, что ПЦР может измерить, насколько человек «обременен» болезнетворным вирусом, необходимо было провести следующий эксперимент (который пока не проводился):

Вы берете, скажем, несколько сотен или даже тысяч человек и отбираете у них образцы тканей. Убедитесь, что люди, которые берут образцы, сами не проводят тест. Тестировщики не должны знать, кто эти пациенты и в каком состоянии они находятся. Тестировщики проводят ПЦР на образцах тканей. В каждом случае они сообщают, какой вирус нашли и в каком количестве. Затем, например, у пациентов номер 29, 86, 199, 272 и 293 они обнаруживают большую часть того, что, по их мнению, является вирусом. Теперь мы раскрываем информацию о пациентах. Если в их организме обнаружено большое количество вируса, то все они должны быть непременно больны, а не совершенно здоровы.

Мне удалось получить от Charité ответ на вопрос, является ли тест, разработанный Корманом и др. — так называемый «тест ПЦР Дростена» количественным.

Ответ пришел уклончивый:

«Если используются ОТ-ПЦР в реальном времени, то, насколько известно Шарите, в большинстве случаев они […] ограничиваются качественным обнаружением».

Кроме того, «тест ПЦР Дростена» использует неспецифический анализ гена Е в качестве предварительного анализа, тогда как Институт Пастера использует тот же анализ в качестве подтверждающего анализа.

Согласно Корману и др., анализ гена Е, вероятно, обнаруживает все азиатские вирусы, в то время как другие анализы в обоих тестах должны быть более специфичными для последовательностей, обозначенных как «SARS-CoV-2».

Помимо сомнительной цели проведения предварительного или подтверждающего теста, который, вероятно, обнаруживает все азиатские вирусы, в начале апреля ВОЗ изменила алгоритм, рекомендуя, чтобы с этого момента тест мог считаться «положительным», даже если анализ гена Е дает «положительный» результат.

Это означает, что предварительный результат официально преподносится как точный и окончательный.

Это изменение алгоритма увеличило количество «случаев» заболевания. Тесты с использованием анализа гена Е проводятся, например, компаниями Roche, TIB Molbiol и R-Biopharm.

Высокие значения Cq делают результаты теста еще более бессмысленными

Другая важная проблема заключается в том, что многие тесты ПЦР имеют значение «количественной оценки циклов» (Cq) более 35, а некоторые, включая «тест ПЦР Дростена», даже имеют Cq 45.

Значение Cq указывает, сколько циклов репликации ДНК требуется для обнаружения реальной реакции биологических образцов.

«Значения Cq выше 40 являются подозрительными из-за предполагаемой низкой эффективности и, как правило, не должны сообщаться», — говорится в рекомендациях MIQE.

MIQE означает «Минимум информации для публикации данных количественных экспериментов ПЦР в реальном времени», набор руководящих принципов, которые описывают минимальную информацию, необходимую для оценки публикаций по ПЦР в реальном времени, также называемой количественной ПЦР или кПЦР.

Сам изобретатель ПЦР Кэри Муллис также придерживался этой точки зрения:

«Если вам нужно пройти более 40 циклов для амплификации однокопийного гена, с вашей ПЦР что-то серьезно не так».

Рекомендации MIQE были разработаны под эгидой Стивена А. Бустина, профессора молекулярной медицины, всемирно известного эксперта по количественной ПЦР и автора книги «Количественная ПЦР от «А» до «Я» (A-Z of Quantitative PCR), которую также называют «библией количественной ПЦР».

Как Бустин отметил в своем недавнем интервью, следует стремиться к Cq от 20 до 30, и есть опасения относительно надежности результатов при Cq более 35.

Если значение Cq становится слишком высоким, становится трудно отличить реальный сигнал от фона, например, из-за реакций праймеров и флуоресцентных зондов, и, следовательно, увеличивается вероятность ложных срабатываний.

Более того, есть еще один фактор, который может повлиять на результат. Если вы ищете предполагаемые РНК-вирусы, такие как SARS-CoV-2, перед началом фактической ПЦР РНК должна быть преобразована в комплементарную ДНК (кДНК) с помощью фермента, называемого обратная транскриптаза – отсюда обозначение «ОТ» в «ОТ-ПЦР» или «ОТ-кПЦР».

Но этот процесс трансформации «широко признан неэффективным и непостоянным», как отметили Джессика Швабер из Центра коммерциализации регенеративной медицины в Торонто и двое ее коллег-исследователей в статье 2019 года.

Стивен А. Бустин также признает эту проблему.

Например, он указал на то, что в процессе преобразования (РНК в кДНК) количество ДНК, полученной с одним и тем же основным материалом РНК, может широко варьироваться, даже в 10 раз.

Учитывая, что последовательности ДНК удваиваются в каждом цикле, результат может изменятся, что сводит на нет надежность и информативную ценность теста.

Так как же может случиться так, что те, кто утверждает, что тесты ПЦР имеют большое значение для так называемой диагностики COVID-19, скрывают фундаментальные недостатки этих тестов, даже если им впрямую задают вопросы относительно их достоверности?

Конечно, апологеты новой гипотезы о коронавирусе должны были разобраться с этими вопросами, прежде чем выбрасывать тесты на рынок и ввергать практически весь мир в изоляцию, не в последнюю очередь потому, что это вопросы сразу приходят в голову каждому, кто хоть немного понимает в науке.

Таким образом, неизбежно возникает мысль, что финансовые и политические интересы играют решающую роль в таком явном пренебрежении наукой. ВОЗ, например, имеет финансовые связи с фармацевтическими компаниями, как в 2010 году показал Британский медицинский журнал.

С тех пор пресловутая коррупция и конфликты интересов в ВОЗ едва ли ослабли. Все те же проблемы есть и в CDC.

Однако вне зависимости от того, кто чем руководствуется, с точки зрения науки все предельно ясно: цифры, полученные с помощью тестов ОТ-ПЦР, ни в малейшей степени не оправдывают запугивание людей с положительным результатом, и введение мер изоляции, которые ввергают бесчисленное количество людей в нищету и отчаяние или даже доводят их до самоубийства.

И «положительный» результат может иметь серьезные последствия для пациентов, потому что в таком случае все иные факторы исключаются из диагноза, и пациентов лечат высокотоксичными препаратами и интубацией легких. Такое лечение может быть фатальным, особенно для пожилых людей и пациентов с уже существующими заболеваниями.

Без сомнения, повышенная смертность вызвана лечением и мерами изоляции, в то время как статистика смертей от COVID-19 включает также пациентов, умерших от различных заболеваний, диагностированных как COVID-19 только из-за «положительного» теста, достоверность которого более чем сомнительна.

Сноски:

[1] Sensitivity is defined as the proportion of patients with disease in whom the test is positive; and specificity is defined as the proportion of patients without disease in whom the test is negative.

[2] E-mail from Prof. Thomas Löscher from March 6, 2020

[3] Martin Enserink. Virology. Old guard urges virologists to go back to basics, Science, July 6, 2001, p. 24

[4] E-mail from Charles Calisher from May 10, 2020

[5] Creative Diagnostics, SARS-CoV-2 Coronavirus Multiplex RT-qPCR Kit

 

Торстен Энгельбрехт и Константин Деметер, OffGuardian

Перевод выполнен Краудфандинговой площадкой «День ТВ»

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Комментарий

  • Очень полезная статья. Своевременная. Дает повод для серьезного размышления по так называемой «пандемии» и методов лечения. Спасибо.