30 — это новые 20. Почему современное общество не дает взрослеть?

Поделиться в соц. сетях

 

30 – это новые 20. Но не потому, что люди живут дольше.

И если вы закатили глаза и подумали: «Ох уж эти сегодняшние дети!» –  то вы попали в самое яблочко.

20-летние — не дети, но общество относится к ним, как к детям.

Исторически детей начинали считать взрослыми примерно в 13 лет или иногда сразу после начала полового созревания.

Конечно, мало кто рассматривал 13-летних как полностью взрослых.

Но суть была в том, чтобы начать относиться к ним, как к взрослым. Они получали свободу, а с ней и ответственность за свои действия.

Поскольку от них ожидали взрослого поведения, подростки быстро учились, как стать уважаемым членом общества. И за несколько лет они действительно становились полноценными взрослыми членами общества.

Как правило, где-то в 18-20 лет молодежь уже рассматривали как равных любым другим взрослым. К тому времени этап обучения заканчивался.

Но в наши дни в США к тебе относятся, как к ребенку, как минимум до 21 года. Общество начинает считать тебя взрослым лишь почти через десять лет после начала полового созревания.

Но взрослым всё равно не станешь за один год.

В прошлом подростки практиковались, как быть взрослыми. Теперь же эта практика происходит после 20.

Таким образом, сегодня неловкий период «обучения взрослой жизни» происходит не в 13-20 лет, а, скажем, в 21-28.

Свою первую настоящую работу ты получаешь после 20. Но обычно компании приходится тебя обучать. Не только навыкам, необходимым для работы, но также таким простейшим вещам, как надлежащее поведение на рабочем месте, разумное использование времени, сосредоточенность на задаче, пунктуальность и недопустимость прогулов.

Раньше у подростков было 7 лет на обучение, и к 20 они были уже опытными, квалифицированными работниками. Они были готовы содержать семью. Они успевали попрактиковаться в ответственном поведении. Они знали, как заботиться о себе и лавировать в мире взрослых.

Как пишет Роберт Эпштейн (Robert Epsteinв книге «Подросток 2.0: как спасти наших детей и семьи от мучительного взросления» (Teen 2.0: Saving Our Children and Families from the Torment of Adolescence):

«Большую часть человеческой истории молодежь рано интегрировалась во взрослое общество, но начиная с конца XIX века новые законы и культурные практики стали изолировать подростков от взрослых, создавая для них всё больше ограничений и искусственно продлевая детство до времени, когда половая зрелость уже давно достигнута.

Новые исследования указывают на то, что сегодня у подростков в 10 раз больше ограничений, чем у взрослых, и начало взрослой жизни отодвигается ближе к 30 годам».

Взросление происходит постепенно.

Естественное взросление – это когда обязанности соответствуют физическим изменениям. По мере того как ты растешь, ты можешь выполнять всё более тяжелый физический труд. Когда твой мозг развивается, ты можешь решать всё более сложные задачи.

По мере того как ты постепенно и естественно всё больше берешь на себя ответственность за свои дела, ты также получаешь соразмерную свободу. Ты получаешь права и привилегии не в любом возрасте, а когда докажешь, что способен справиться с ответственностью.

Но теперь эта постепенность нарушена.

В сравнении с XIX веком у подростков стало намного больше ограничений. И это совпало с появлением подросткового бунтарства.

Законы, ограничивающие поведение подростков

Всё началось с трудовых ограничений, якобы во благо детям. Но эти законы были выгодны профсоюзам, так как устраняли конкуренцию в виде низкооплачиваемой молодежи.

Сегодня  у старших поколений также есть аналогичная мотивация, чтобы защититься от посягательств молодежи на их власть и рабочие места.

Затем появились законы об обязательном школьном образовании. Молодежь стали группировать по возрасту и изолировать от большинства взрослых. Вместо того чтобы выполнять продуктивную работу, зарабатывать деньги, обретать навыки и социализироваться, подростков институционализировали.

Помимо физического и психического контроля над молодежью, это также позволило промышленникам использовать налоговые деньги, чтобы готовить будущих работников для фабрик или другого низкоквалифицированного труда.

Теперь школы, беспокоящиеся о посещаемости (или о своем бюджете, зависящем от посещаемости), отвлекают подростков от оплачиваемой работы и загоняют в несостоятельную, опасную школьную систему. Я ссылаюсь на реальный случай, когда школьные офицеры полиции забрали девушку с оплачиваемой работы и отвели в школу.

Группировка учеников по возрасту также означает меньше контакта с людьми разного возраста. Так детям сложнее взрослеть, поскольку они изолированы от тех, кто может научить их, как быть взрослыми. Вместо этого на их поведение влияют ровесники.

Маркетологи ухватились за это, создав специфический юношеский рынок, или «подростковую культуру». И теперь эта подростковая культура распространяется, как империализм, задерживая взросление по всему миру.

«Большую часть человеческой истории до Промышленной революции подавляющее большинство детей работали вместе с взрослыми, как только им это было под силу, и достигали частичной или полной зрелости в раннем, среднем или позднем подростковом возрасте.

…Сегодня в большинстве индустриальных стран подростки почти полностью изолированы от взрослых. Они погружены в «подростковую культуру», вынуждены посещать школу чуть ли не до двадцатилетия, и им запрещают или мешают работать».

Подростки больше не могут естественным образом стать взрослыми. Общество этого не допустит. Власти запретили становиться взрослым в подростковом возрасте.

Так что приходится пытаться наверстать упущенное, чтобы стать взрослым после почти десятилетия искусственного детства в подростковые годы и первые годы третьего десятка.

И разменявшие третий десяток в этом не виноваты. Они не выбирали, чтобы к ним относились, как к детям, после достижения половой зрелости. Не они изобрели этот бич взросления.

И помимо становления взрослыми, разменявшим третий десяток также приходится иметь дело с психологическими последствиями тирании, пережитой в подростковом возрасте. Часто это ведет к реальным психологическим проблемам, таким как депрессия, и даже к самоубийству.

Современное общество привыкло думать, что подростки еще совсем некомпетентные, безответственные и беспомощные.

Подросткового бунтарства вообще не существовало, пока подростков не стали ограничивать. В этом нет ничего естественного. Гормоны здесь ни при чем. Дело в ужасной системе.

Откровенно говоря, против подростков и молодежи совершается преступление. Их лишают свободы, и это оставляет шрамы на обществе.

Из-за этого становится больше иждивенцев и меньше продуктивных людей. Из-за этого взрослые привыкают полагаться на авторитет, вместо того чтобы ценить свободу и личную ответственность.

Хорошая новость в том, что ответственные подростки и хорошие родители могут объединить усилия, чтобы начать возвращать молодежи свободу и ответственность, которой она заслуживает.

Что касается старших, кто уже прошел через правительственную мясорубку, никогда не поздно освободиться.

И хотя вы действительно стали жертвой, если вести себя, как жертва, это ничему не поможет.

Можно стать сильнее, если взять на себя ответственность за свою жизнь, обрести навыки и построить карьеру своей мечты.

Свобода и ответственность всегда идут рука об руку. Так что если вы хотите свободы – что естественно, – следует в первую очередь взять на себя ответственность за себя и свое положение.

Джо Джарвис,  The Daily Bell

Перевод Golden Front

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Комментарии

  • Как по мне полный бред. Мужик призывает эксплуатировать детский труд, под предлогом того что бы они становились взрослыми и самостоятельными. Сама субкультура подростков появилась после того как они перестали с ранних лет трудиться. Спросите детей где нибудь в Индии, которые сортирую мусор. Они чувствуют себя взрослыми и самостоятельными?

  • Помните фильм «Чего хотят женщины»? Там главный герой, сотрудник рекламного агентства, называет, какая доля дохода от продаж всякой фигни приходится на женщин. Охотнее всего женщины покупают молодость в виде различных символов, но все-таки им небезразлично и мнение окружающих по поводу того, уместны ли символы молодости в их «паспортном» возрасте. Поэтому, чтобы, условно говоря, ношение рваных джинсов после 30 стало общественно приемлемым, нужно сделать общественно приемлемой мысль, что 30 — это новые 20. Мужикам в смысле погони за молодостью проще, но, так как их не торопят так, как женщин, эффект получается тот же самый. С другой стороны, это иллюзорное продление молодости — большой обман из серии «впереди ещё много времени, все успею, мне же сказали, что 30 — это то же, что 20». Но этот обман востребован, и это отражается в массовой культуре. Я обратила внимание, что появились сериалы, где главная героиня — та самая женщина за 30, которую принимают за 20-летнюю, и обстоятельства как бы дают ей возможность прожить это 10-летие заново. С третьей стороны, люди действительно стали выглядеть моложе. Не одеваться не по возрасту, а именно выглядеть младше своего возраста. Ни я, ни мои ровесницы не выглядим на наши thirty-plus или уж, чего греха таить, forty-minus. Возможно, это только в крупных городах среди занятых относительно необременительным офисным трудом, но мы не превращаемся в тёток. Очень интересная тема, рада, что Вы её затронули.