Почему ученые считают принуждение признаком больного общества

Поделиться в соц. сетях

 

Лучший способ изменить мир — правильно вырастить своих детей. Если бы в воспитании произошли кардинальные перемены, все могло бы измениться за одно поколение.

К сожалению, некоторые признаки указывают на то, что ситуация ухудшается. Например, увеличилось количество детей, госпитализированных из-за суицидального поведения или попытки самоубийства.

Больше всего беспокоит то, что эти инциденты, как правило, учащаются в определенное время года. Дети и молодые люди, пытавшиеся совершить самоубийство, чаще всего попадают в больницу осенью, когда начинается школьный учебный год.

Для этого есть несколько вероятных причин.

Во-первых, ученики страдают из-за насмешек и издевательств со стороны сверстников и чувствуют себя изгоями общества. Эволюция запрограммировала человеческий разум жаждать принятия со стороны социальной группы из соображений выживания. Таким образом, изгнание может в буквальном смысле заставить вас почувствовать страх смерти, потому что, случись это 10 000 лет назад, вы бы действительно скорее всего умерли.

Другая причина — наркотики. Есть разрешенные формы метамфетамина, которые дают детям, чтобы сделать их более внимательными и сосредоточенными или спокойными и управляемыми (часто практикуется в США – прим. пер.). У лекарств есть всевозможные побочные эффекты, скачки уровня дофамина и других химических веществ в мозгу могут вызвать неустойчивое поведение.

Наконец, вас помещают в некое учреждение против вашей воли, где вы вынуждены попросить разрешения, чтобы что-то сказать или сходить в туалет, и вам говорят когда есть, сидеть или гулять, — ситуация очень неприятная. Отсутствие возможности распоряжаться собой и отчаянное желание освободиться наносит ребенку психологический ущерб.

Школьная система определенно является корнем и первоисточником проблемы. Но это лишь подготовка к пребыванию в таком же полном принуждения обществе, в которое ребенок попадет после выпуска.

Принуждение разрушает общество

Оказывается, принуждение — серьезная проблема, которая может привести к нарушениям психического здоровья. Принуждение может вызвать даже больше неприятностей, чем мы видим в современном обществе. То же самое, что заставляет подростка взбрыкивать и восставать против строгих правил, заставляет людей совершать безумные поступки в обществе, где доминируют тиранические и деспотические правительства.

Брюс Левин, доктор философии, объясняет это в своей статье «Чем меньше в обществе принуждения, тем меньше психических заболеваний».

Принуждение — использование физических, юридических, медикаментозных, психологических, финансовых и других ресурсов для достижения подчинения — является неотъемлемой частью занятости, обучения и воспитания детей в нашем обществе. Однако принуждение приводит к страху и негодованию, которые являются плацдармом для неудачных браков, несчастливых семей и того, что мы сегодня называем психическими заболеваниями.

Все начинается с наших детей

Большинство родителей, воспитывая своих детей, заботятся об их интересах. Тем не менее, некоторые по-прежнему относятся к своему ребенку как к дикому животному, которое необходимо обуздать. Многие люди нашего общества не знали бы, что делать со свободой, если бы им ее дали, потому что все, что они когда-либо знали, — это угнетение.

Это начинается в детстве, и научные данные говорят о том, что чем свободнее ребенок, тем более счастливым он будет, когда вырастет.

Левин указывает на то, что в некоторых культурах наблюдается очень мало психических заболеваний, и предполагает, что это связано с воспитанием детей.

Для многих коренных народов даже принцип большинства, которой большая часть американцев называет демократией, является проблемой принуждения, поскольку приводит к тому, что меньшинство испытывает чувство обиды. Роланд Крисджон, член Союза Ходеносауни (племя ирокезов) и автор книги «Круговая игра», отмечает, что у его народа считается правильным тратить для достижения консенсуса столько времени, сколько потребуется, дабы избежать недовольства. По меркам западной цивилизации это крайне неэффективно. «Достижение консенсуса может занять вечность!» — воскликнул один из участник встречи, где Крисджон произносил речь. Но тот ответил: «А что может быть важнее?»

Есть много данных об отсутствии у коренных народов психических заболеваний, наряду с минимальным принуждением и народной мудростью, что принуждение порождает негодование, которое разрушает отношения.

Все взаимодействия должны быть добровольными и согласованными.

Пусть дети будут теми, кем они хотят быть, под вашим надежным руководством, а не под железным кулаком. Ясно, что ребенок не всегда должен получать то, что хочет, иначе это будет испорченный ребенок. Но это не отменяет того, насколько важна свобода для взросления и развития детей.

Вот почему система государственных школ наносит огромный ущерб большому проценту детей. Это не единственный и не лучший способ обучения. На самом деле он просто приучает повиноваться руководству.

Государственное образование превращает детей в безмозглых роботов для будущей работы, их учат быть покорными, а не счастливыми.

[Джаред] Даймонд в своей книге «Мир позавчера» (2012) сообщает, что принцип невмешательства в воспитание детей «не является чем-то необычным в мире обществ охотников-собирателей, многие из которых считают маленьких детей самостоятельными людьми, чьим желаниям не нужно мешать. Даймонд заключает, что, пытаясь контролировать детей, действуя, по своему мнению, в их интересах, мы отваживаем их от того, чем на самом деле восхищаемся:

«Других жителей Запада и меня поражает эмоциональная безопасность, уверенность в себе, любопытство и самостоятельность членов небольших обществ, причем не только взрослых, но и детей. Мы видим, что люди в небольших обществах проводят гораздо больше времени, разговаривая друг с другом, чем мы, и они совсем не тратят времени на пассивные развлечения, предлагаемые им извне, такие как телевидение, видеоигры и книги. Нас поражает раннее развитие социальных навыков у их детей. Это качества, которыми большинство из нас восхищается и которые мы хотели бы видеть в наших собственных детях, но мы препятствуем развитию этих качеств, оценивая наших детей, ставя их на место и постоянно говоря им, что делать».

Оговорка о Джареде Даймонде: некоторых из нас его взгляды могут смутить. Но даже если его выводы ошибочны, я думаю, что его изыскания очень важны. Не обязательно соглашаться со всем, что он говорит, чтобы извлечь пользу из его работ. На самом деле, это просто вопрос способности отделять науку от личного мнения.

Это твоя работа…

Я считаю, что причиной того, что многие ненавидят свою работу является не сама работа, а тот факт, что на работе мы не можем быть самими собой.

Проводить жизнь в «тихом отчаянии», как выразился Торо (а позже и Pink Floyd), с 9 до 5 находиться на работе, которую ненавидишь, чтобы откладывать на пенсию, до которой, вероятно, не доживешь, поскольку будешь напиваться до беспамятства – это и есть способ жить?

Критики школьного образования — от Генри Дэвида Торо до Пола Гудмана, Джона Холта и Джона Тейлора Гатто — поняли, что принудительное и неинтересное обучение необходимо для того, чтобы молодые люди с большей готовностью соглашались на принудительную и неинтересную работу. И как я также сообщал в той же статье, опрос Gallup в июне 2013 года показал, что 70% американцев ненавидят свою работу или отказались от нее.

Неприятная работа и учеба требуют всех видов принуждения к участию, и люди платят за это психологическую цену. За почти три десятилетия клинической практики я обнаружил, что принуждение часто является источником страданий…

Принуждение к определенному поведению в соответствии с культурными традициями есть во всех обществах. Например, во многих культурах коренных народов существует общественное давление, чтобы человек был смелым и честным. Однако в современном мире существует инстуциональное принуждение к такому поведению, которое для нас не ценно и не вызывает уважения.

Родители, опасаясь, что у их детей не будет необходимых для работы документов, машинально принуждают своих детей к учебе, которую в детстве сами не любили. И хотя 70% из нас ненавидят свою работу или вовсе увольняются, страх бедности и отсутствия крыши над головой заставляет нас находить работу и стараться ее не потерять.

В нашем обществе нам внушают, что подчинение институциональному принуждению необходимо для выживания, и для того, чтобы отрешиться от своего негодования, мы находим множество способов, включая наркотики и алкоголь.

И государство полностью устраивает такое положение дел, потому что легче контролировать и облагать налогом «нормальных» людей, которые просто ходят на работу каждый день.

Как государство усугубляет проблему

Нам нельзя даже просто жить на клочке земли. Государство вынуждает зарабатывать деньги, чтобы платить налог на собственность. Но просто платить налог на недвижимость недостаточно — мы также должны уплачивать налог на доход. Мы должны платить налог на машину и бензин, чтобы доехать до работы. Мы оказываемся в порочном круге, который вынуждает нас больше зарабатывать и платить больше налогов.

Государства принимают так много законов, постановлений и предписаний, что невозможно прожить жизнь, не услышав, что совершенно нормальное и ненасильственное поведение является неправильным.

Я думаю, что это выявляет первопричину стрельбы в общественных местах, как последнего отчаянного акта возмездия со стороны угнетенного человека. Конечно, их реакция безумна и часто связана с приемом наркотических средств, но  наркотики также являются ответом на тихое отчаяние жизни в обществе принуждения.

Безнадежность, которую человек испытывает при принуждении, — это одно из тех глубоких мучительных ощущений отчаяния, которые накапливаются у некоторых людей до тех пор, пока не рванут.

А теперь представьте, что государства отняло у вас все. У вас по судебному решению конфисковали машину, забрали 50% дохода, вам не дают начать бизнес, устроиться на работу своей мечты или стремиться к счастью.

Государство отбирает детей и отстреливает собак без причины.

К сожалению, все это происходит относительно регулярно в нашей «свободной стране» (речь о США – прим. пер.).

И даже те из нас, кто никогда не сталкивается с таким вопиющим притеснением, ежедневно несут на себя бремя и ограничения, налагаемые государством. Нам указывают, что мы должны или не должны вводить в свой организм. Нам говорят, что мы должны спрашивать разрешения, чтобы зарабатывать на жизнь или продавать товары и услуги.

Властные органы никогда не устают придумывать новые правила, постановления, законы и прочие препятствия, которые мы должны перепрыгнуть, чтобы жить нормальной жизнью. Одно неверное движение, и правительство наносит сокрушительные удары, кульминацией которых является физическое воздействие и помещение в клетку. И часто преступления, от которых никто не пострадал, караются ничуть не меньше, чем преступления с жертвами.

А пандемия Covid-19 только воодушевила политиков взять на себя еще больше полномочий для управления каждым, даже самым незначительным аспектом нашей повседневной жизни вплоть до разрешения покинуть свой дом или работать.

А некоторые еще удивляются, почему кто-то может стать террористом, и, в особенности, террористом-смертником. Опять же, Ближний Восток находится под удушающим гнетом внешней политики США.

Представьте себе, что вы потеряли детство, потому что не могли выйти на улицу из-за американских дронов.

Представьте себе членов семьи, убитых смеющимися солдатами.

Представьте, что все ваши надежды и мечты рухнут в мгновение ока.

Опять же, сегодня это печальная реальность для многих людей.

А теперь мы видим, что военная техника и методы США возвращаются домой для использования против американского народа.

Брюс Левин заканчивает свое эссе словами:

В 1970-х годах, до того, как биопсихиатрия и фармацевтические гиганты слились воедино, многие специалисты в области психического здоровья серьезно относились к влиянию принуждения и плохого отношения к человеку на психическое здоровье. И в культурном климате, который был более терпим к критике общества, чем нынешний, таких авторов, как Эрих Фромм, который изучал связь общества и психического здоровья индивида, серьезно воспринимали даже в рамках популярной культуры. Но затем психиатрия легла под «Большую фарму» и ее большие деньги, и их партнерство помогло похоронить разумное понимание того, что общество чрезмерного принуждения порождает огромный страх и негодование, что приводит к неудачным бракам, несчастливым семьям и серьезным эмоциональным и поведенческим проблемам.

Джо Джарвис, The Daily Bell

Перевод выполнен краудфандинговой площадкой «День ТВ»

Вы можете читать нас в Яндекс Дзене

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: