Вакцины Гейтса заражают Африку полиомиелитом

Поделиться в соц. сетях

 

Основатель Microsoft Билл Гейтс стал всемирным прививочным королем, поскольку его фонд тратит миллиарды долларов на распространение новых вакцин по всему миру. Пока все были увлечены связью Гейтса с коррупцией в ВОЗ и продвижением радикальных непроверенных вакцин против коронавируса, отчет о распространении Фондом Гейтса по всей Африке пероральной вакцины от полиомиелита предоставляет еще более убедительные доказательства того, что все, что Гейтс говорит и делает, не имеет никакого отношения к подлинной филантропии и благотворительности. Недавно ООН признала, что в Африке появились новые случаи детского эпидемического паралича или полиомиелита, вызванного пероральной вакциной от одноименной болезни, разработанной при активной поддержке Фонда Билла и Мелинды Гейтс. Что-то подобное происходило в США в 1950-х годах, и на это стоит посмотреть поближе.

Вакцины, вызывающие полиомиелит

Вакцинная промышленность любит заявлять, что появление в 1950-х годах вакцины является единственной причиной искоренения тяжелого паралитического заболевания, которое после Второй мировой войны достигло своего пика в США, а также в Англии, Германии и других европейских странах. Теперь, несмотря на то, что с 2016 года во всей Африке не фиксировались новые случаи заражения «диким» вирусом «полиомиелита», Фонд Билла и Мелинды Гейтс, а также их союзники в ВОЗ заявили, что это заслуга десятилетней кампании Гейтса по вакцинации пероральной вакциной против полиомиелита стоимостью 4 миллиарда долларов. Это было в конце августа.

Неделю спустя, 2 сентября, ВОЗ была вынуждена сдать назад и признать, что новые вспышки полиомиелита в Судане были связаны с непрекращающейся серией новых случаев заболевания полиомиелитом в Чаде и Камеруне. По данным ВОЗ, новые случаи были зафиксированы более чем в десятке африканских стран, включая Анголу, Конго, Нигерию и Замбию. Но шокирует то, что, по сообщениям, все вспышки были вызваны пероральной вакциной против полиомиелита, продвигаемой Гейтсом.

Вирусолог Центров по контролю и профилактике заболеваний Марк Палланш, который вместе в ВОЗ и фондом Гейтса участвовал в кампании по массовой вакцинации от полиомиелита в Африке, являющейся частью так называемой Глобальной инициативы по ликвидации полиомиелита, дал разоблачающий комментарий, где вынужден был признать, что вакцина вызывает значительно больше случаев полиомиелита, приводящего к параличу, чем так называемый «дикий полиомиелит»: «На настоящий момент мы создали больше вспышек заболевания, чем смогли остановить». Глобальная инициатива по ликвидации полиомиелита (GPEI) — это совместная работа ВОЗ, ЮНИСЕФ, CDC США, Фонда Билла и Мелинды Гейтс и Ротари Интернэшнл.

Как сообщается, Билл Гейтс отвечал за организацию кампании по разработке жидкой пероральной вакцины против полиомиелита и ее массовое применение среди населения Африки и Азии, несмотря на почти полное отсутствие случаев заражения «диким полиомиелитом». По словам одного из партнеров Гейтса по данной инициативе из Ротари Интернэшнл, «Гейтс лично руководил разработкой новой вакцины против полиомиелита, которая сейчас находится на завершающей стадии испытаний. Когда идея была выдвинута, в Индии зафиксировали последний случай заболевания полиомиелитом, поэтому многие думали, что вакцина не сыграет важной роли в его искоренении, но Гейтс настаивал на своем». Когда кто-то спросил его, почему именно полиомиелит, которого и так в мире практически не осталось, Гейтс ответил: «Полиомиелит — ужасная болезнь».

Этот ответ любопытен, поскольку существуют гораздо более распространенные смертельные заболевания, включая малярию или хроническую диарею. Последняя вызвана грязной водой и общей антисанитарией в Африке и может привести к смерти в результате обезвоживания, плохого усвоения питательных веществ или инфекционных осложнений. Я бы сказал, что оба этих заболевания можно назвать «ужасными». В 2016 году ВОЗ назвала хроническую диарею второй причиной смерти детей в возрасте до пяти лет во всем мире. В Африке она стала причиной почти 653 000 смертей, но господину Гейтсу и его друзьям, похоже, это не интересно.

Навязчивая идея Гейтса о массовом прививании от полиомиелита новой пероральной вакциной, которую его фонд финансирует даже тогда, когда в бедных странах Азии и Африки полиомиелит практически отсутствует, должна вызвать серьезную тревогу. Если его цель состоит в том, чтобы оздоровить больше африканских детей, простые проекты по очистке воды спасли бы гораздо больше жизней. Или в вакцине от полиомиелита есть что-то, о чем нам не говорят? Использован ли там в качестве вспомогательного вещества алюминий, который, как официально подтверждено, парализует центральную нервную систему? Или, может быть, другие токсичные вещества?

По состоянию на 2018 год Фонд Гейтса потратил почти 4 миллиарда долларов на разработку и внедрение пероральной вакцины против полиомиелита в беднейших странах мира. И это несмотря на то, что ВОЗ заявила, что в 2018 году количество случаев полиомиелита в Пакистане и Афганистане снизилось с 350 000 в год до 33 в год. С тех пор, как много лет назад был запущен проект Гейтса, не было ни одного случая заболевания в Америке или в Западной Европе.

Проще переименовать?

Здесь мы видим очень подозрительные лингвистические игры со стороны ВОЗ, Гейтса и компании. Они пытаются скрыть свои деяния, утверждая, что большинство случаев полиомиелита на самом деле является тем, что они решили назвать острым вялым параличом (ОВП). Это тяжело протекающее заболевание с клинической картиной, практически идентичной полиомиелиту. Такой подход снижает количество заболевших «полиомиелитом». По данным CDC США в 2017 году в 18 странах было зарегистрировано более 31 500 случаев острого вялого паралича. Это в дополнение к тому, что они называют вакциноассоциированным полиомиелитом (ВАП). Однако, с точки зрения клинической картины, вакциноассоциированный полиомиелит, дикий полиомиелит и острый вялый паралич идентичны, как и острый вялый миелит (AFM), подтип ОВП. Популяризация разных убедительно и по-научному звучащих названий для описания заболевания с одними и теми же медицинскими симптомами, дает нам огромные основания для манипуляций.

Вот что говорится в статье Ниту Вашиши и Джейкоба Пулиела, опубликованной в Индийском журнале медицинской этики в 2012 году касательно деятельности по массовой вакцинации пероральной вакциной от полиомиелита Гейтса-CDC-ВОЗ: «… когда в Индии целый год не было случаев заболевания полиомиелитом вдруг произошел огромный рост числа не связанных с полиомиелитом острых вялых параличей (NPAFP). В 2011 году было зафиксировано 47 500 новых дополнительных случаев NPAFP. Заболеваемость клинически неотличимым от паралича, вызванного полиомиелитом, но вдвое более смертоносным  NPAFP была прямо пропорциональна количеству прививок пероральной вакциной от полиомиелита. Несмотря на то, что эти данные были собраны в рамках эпидемиологического надзора за полиомиелитом, их никто не исследовал… »

1950-е годы

Выявление случаев полиомиелита или детского эпидемического паралича, как его называли во время эпидемии, произошедшей в США после Второй мировой войны, восходит к 1950-м годам, тогда началось замалчивание скандалов со смертельным исходом, связанных с предположительно первой вакциной против полиомиелита, разработанной Джонасом Солком. Сегодня Солк считается героем медицины, но, по правде, в его деятельности нет ничего героического.

Резкий всплеск случаев заболевания, которое тогда называлось полиомиелитом или детским параличом, произошел в Соединенных Штатах примерно в 1946 году. Следует отметить, что тогда правительство США активно продвигало крайне опасный кумулятивный токсин и ныне запрещенный инсектицид, известный как ДДТ, в качестве «безопасного» средства для борьбы с комарами и мухами, которые считались переносчиками вируса полиомиелита. С тех пор из государственных отчетов практически пропала информация о том, что число детей с симптомами острого полиомиелита было пропорционально количеству распыленного ДДТ, а снижение числа случаев заболевания полиомиелитом с конца 1940-х годов до 1950-х годов также совпало с резким сокращением использования ДДТ. В 1953 году врач из Коннектикута Мортон С. Бискинд публично заявил, что «наиболее очевидное объяснение эпидемии полиомиелита: заболевания центральной нервной системы … такие как полиомиелит, на самом деле являются физиологическими и симптоматическими реакциями на ядохимикаты, воздействующие на центральную нервную систему, которыми государства и промышленность наводняют мировой рынок».

Вакцина Солка была впервые применена в 1955 году, то есть через два года после того, как произошло резкое снижение числа зарегистрированных случаев заболевания полиомиелитом. Об этом факте все предпочли забыть, так как пропаганда приписывала искоренение полиомиелита исключительно новой вакцине.

Врачи и иные лица представили Конгрессу США серьезные доказательства того, что существует четкая связь между летними эпидемиями полиомиелита и летним применением пестицидов, в составе которых есть тяжелые металлы, таких как ДДТ. Группу проигнорировали. Пропаганда ДДТ как безвредного инсектицида была настолько повсеместной, что дети даже бегали за грузовиками, опрыскивающими улицы; ДДТ даже обрабатывали бассейны, считая его безвредным. Реклама эмоционально сообщала, что смертельный полиомиелит таинственным образом передается насекомыми, и что ДДТ может от него защитить. Фермерам рекомендовалось неоднократно опрыскивать ДДТ коров, чтобы защитить их от опасных насекомых. Таким образом, молоко оказалось загрязненным ДДТ. К концу 1940-х годов в США резко увеличилось использование ДДТ. Как метко описал это один человек: «Чтобы защитить своих детей, обеспокоенные родители пошли еще дальше. Они боялись невидимого вируса так, как будто он на них охотился. Они превратили свои дома в стерильные помещения, постоянно распыляя инсектициды и моя стены дезинфицирующими средствами». Звучит знакомо, не правда ли?

Солк и Рокфеллер

Исследования вакцины Джонаса Солка, а также его соперника Альберта Сабина финансировались Национальным фондом детского паралича, позже известным как «Марш гривенников». В 1954 году Солк убедил органы здравоохранения США, что его вакцина против полиомиелита содержит только неактивный вирус (IPV) и является абсолютно безопасной. Он смог убедить регулирующие органы, что можно отказаться от «дорогостоящих и сложных процедур, которые используются для обнаружения возможных остатков живого вируса» в его вакцине. Результаты испытаний вакцины Солка в условиях практической работы, проведенные в 1954 году, были опубликованы в Журнале Американской статистической ассоциации: «… 59 процентов испытаний не имели смысла из-за отсутствия надлежащего контроля…». Этот отчет был проигнорирован Министерством здравоохранения США и весной 1955 года Национальный фонд детского паралича объявил вакцину Солка готовой к массовому применению.

Тревожные результаты появились уже в 1955 году. Прививка вакциной Солка производства Cutter Laboratories была сделана более чем 400 тысячам человек, в основном школьникам. Через несколько дней стали появляться сообщения о параличе. В течение месяца программу массовой вакцинации против полиомиелита пришлось приостановить. В июне 1956 года случаи полиомиелита у детей, которых прививали вакциной Солка, в Чикаго начали резко увеличиваться. Национальный фонд направил своим членам срочное письмо, предписывающее «заверить людей в том, что вакцина Солка безопасна и эффективна для пациентов, родителей и других людей вашего сообщества, которые все еще необоснованно в ней сомневаются…»

Вакцина Солка вызвала семьдесят тысяч случаев мышечной слабости, сто шестьдесят четыре случая тяжелого паралича и десять летальных исходов. Три четверти жертв остались навсегда парализованными. Министр здравоохранения, образования и социального обеспечения и директор Национального центра исследования здоровья ушли в отставку. Инцидент с Cutter Laboratories власти быстро замяли и после 21-дневного перерыва прививки вновь стали делать с использованием вакцин от Wyeth Labs, что также привело к параличу некоторых пациентов.

С 1923 по 1953 год, до того как стали прививать вакцинами Солка, смертность от полиомиелита в США снизилась сама по себе на 47 процентов; похожая картина наблюдалась и в Англии. В период с 1955 по 1963 год, когда начали внедрять вакцины Солка, заболеваемость полиомиелитом в США увеличилось на 50 процентов с 1957 по 1958 год и на 80 процентов с 1958 по 1959 год. Чтобы это скрыть, США изменили определение полиомиелита, точно также как ВОЗ и CDC сейчас поступают в Африке. Заболевания, которые ранее были объединены в группу «полиомиелита», теперь регистрируют как отдельные болезни. Одним из них был асептический или вирусный менингит, инфекционное заболевание, которое трудно отличить от полиовируса, или поперечный миелит — редкое воспаление спинного мозга или синдром Гийена-Барре. Стало ли все это результатом широкого использования в вакцине токсичных веществ? Правительство и производители вакцин решили эту информацию не раскрывать.

Наконец в 1963 году правительство США заменило вакцину IPV Солка на ослабленную пероральную вакцину против полиомиелита (OPV), разработанную Альбертом Сабином. Будучи живой вакциной она также могла вызвать у реципиентов полиомиелит или его симптомы. В 1977 году Солк заявил перед подкомитетом Сената, что большинство случаев заболевания полиомиелитом в США, произошедших с начала 1960-х годов, вызваны пероральной вакциной от полиомиелита Сабина.

Евгеника Рокфеллера?

Национальный фонд детского паралича, который финансировал и Солка, и его соперника Сабина в разработке вакцин против полиомиелита в 1950-х годах, возглавляли два врача из Института медицинских исследований Рокфеллера — доктор Генри Кумм, проработавший 23 года в Институте Рокфеллера и доктор Томас Риверс.

Генри Кумм перешел в Национальный фонд в 1951 году, на пике эпидемии полиомиелита. В мае 1953 года Кумм стал директором по исследованию полиомиелита в NFIP. Примечательно, что во время Второй мировой войны Кумм служил гражданским консультантом Главного санитарного врача армии США в Италии и руководил полевыми исследованиями по применению ДДТ для борьбы с малярийными комарами.

Томас Риверс с 1922 года возглавлял отделение инфекционных заболеваний в Институте медицинских исследований Рокфеллера, а в 1937 году стал его директором. В качестве председателя комитетов по исследованиям и консультированию в области вакцинации Национального фонда детского паралича он руководил клиническими испытаниями вакцины Солка, проводимыми группой доктора Кумма. Можно сказать, что Национальный фонд был прикрытием для масштабного проекта Рокфеллера по вакцинации от полиомиелита.

Исследователь полиомиелита Дэвид Ошиский заявил: «По правде говоря, полиомиелит никогда не был той бушующей эпидемией, которую изображали в СМИ, даже в свой разгар в 1940-х и 1950-х годах. В те годы в десятки раз больше детей могли погибнуть от несчастных случаев и в три раза больше детей от рака. Особый статус полиомиелита был во многом обусловлен усилиями Национального фонда детского паралича, более известного как «Марш десяти центов», который использовал новейшие методы агитации, сбора средств и мотивационного анализа, чтобы превратить ужасное, но относительно редкое заболевание. в самый страшный недуг своего времени. Гений Национального фонда полиомиелита заключается в его способности выделять полиомиелит, требуя особого внимания, представляя его более опасным, чем другие болезни». Этим Национальным фондом руководили врачи Рокфеллера. Это именно то, что теперь делает Фонд Гейтса, яростно продвигая свою пероральную вакцину от полиомиелита в Африке, где полиомиелит до массовой прививочной кампании ВОЗ и Гейтса уже и так практически исчез.

Здесь узы преданности евгенике и опасным вакцинам, кажется, объединяют как Рокфеллеров, так и Билла Гейтса, который во многих отношениях является просто наследником и продолжателем смертоносной евгенической работы Рокфеллеров. Все это хороший повод задуматься, прежде чем считать заявления Билла Гейтса о коронавирусе и его любимых вакцинах научной истиной.

Вильям Энгдаль, New eastern Outlook

Перевод выполнен краудфандинговой площадкой «День ТВ»

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: