Жак Аттали «Евреи, мир и деньги»

Поделиться в соц. сетях

 

Фрагмент книги Жака Аттали «Евреи, мир и деньги» — «До переселения в Египет: от меновой торговли к серебру»


Иудаизм начинается с путешествия. И, как часто смысл явления бывает завуалирован словами, так идентичность еврейского народа скрыта в его названии, которое связано именно с путешествием. Родоначальника евреев звали Эвер — он был внуком Ноя и предком Авраама — имя можно перевести как «кочевник», «странник» или «меняльщик». Позже Эвер превратилось в Иври, «еврейский». Так изначально в названии народа была зашифрована его судьба, генетический код его истории: ему предстоит путешествовать, вести обмен, общаться, посредничать. И, конечно, торговать.

Мотив странствия есть в мифах всех кочевых народов: их прародитель приходит из далеких мест, главное божество покровительствует путешественникам, окормляет обмен и коммуникации, ведает вопросами мира и доверия, и, как правило, оно же является богом воров, что немного усложняет ситуацию…

Итак, библейское повествование начинается с путешествия. Первая книга Пятикнижия «Бытие» открывается словами «В начале…»90 и рассказывает о событиях от сотворения мира до отъезда Иосифа в Египет, то есть от рождения свободного человека до ужасов рабства.

В реальной истории зарождение народа происходит на землях Месопотамии за восемнадцать веков до нашей эры и заканчивается в 70 г. н. э. разрушением Второго Храма и подчинением Римской империи. В итоге действие разворачивается от земного рая до подобия египетского рабства.

Всего за пятнадцать веков немногочисленный народ создал религию, на которую опирается в вере треть современного человечества, и выстроил такие отношения с деньгами, которые впоследствии легли в основу капитализма.

Иш и Адам

Если нет уверенности в существовании еврейского народа до прибытия в Ханаан (более трех тысяч двухсот лет назад), стоит поинтересоваться воспоминаниями самого народа о своем прошлом. Даже если нет материальных доказательств событий, описанных в священной Книге, они на протяжении веков оставались для евреев источником морального, политического, экономического, социального творчества, направляли повседневное поведение, были уроком жизни, мужества, упования на Царствие Божие.

Космогония, в которой первый человек не принадлежит к народу, ее создавшему, редкость.

Тем не менее в библейской истории первый человек не еврей.

Этот человек по имени Иш или Адам живет в саду Эдема, месте невинности, целостности и изобилия, где нет желаний и необходимости трудиться. Сад, который он охраняет, ему не принадлежит. Но Адаму не нужно ничем владеть, чтобы жить счастливо, сначала одному, затем со спутницей: первая потребность — сексуальная, первый отказ — от одиночества. Есть только два запрета, оба касаются пищи: нельзя вкушать плоды Древа познания (иначе познаешь мудрость, самосознание, а, следовательно, сомнения) и плоды Древа жизни, которые даруют вечную жизнь. И то, и другое — привилегии Господа. Первая экономическая заповедь: чтобы не возникало желаний, человек не должен знать глубину своего невежества и конечность бытия. Как только человек нарушает один из запретов, съев запретный плод, он осознает себя и свои желания, при этом оказывается в мире скудости, где блага даются тяжелым трудом.

Именно желание порождает дефицит, говорит Библия, а не наоборот, как можно предположить. Первый урок политэкономии…

Изгнание из райского сада, потеря изначального состояния превращает человека в материальное создание. Он становится существом из плоти и крови. Появляется тягостная необходимость искать пропитание, как говорится в комментарии, вдвойне более мучительная, чем рождение ребенка для его спутницы, и вдвойне более трудная, чем поиски спасения. Иш, человек без имени, родовой человек, оказывается особым существом, заключая с Богом договор, по которому смысл человеческого существования — построить Царствие Божие на земле, вновь обрести невинность, преодолеть скудость.

Впервые космогония утрачивает цикличность, она не направлена на возвращение на круги своя. Прогресс становится целью и смыслом, Завет с Богом — стрелой времени, за человеком остается право выбирать свою судьбу. Так обрисовываются функции экономики: она — материальная основа мира изгнания и средство обретения потерянного рая. Отныне у человечества есть цель — искупить вину. И способ достижения цели — возвести время в ценность.

Как рассказывает Книга «Бытия», поколение за поколением терпит крах. Вместо усердного воссоздания Сада наслаждений люди все больше погружаются в конфликты и борьбу честолюбий. Чем больше они забывают Господа, тем труднее дается им выживание. «Бытие» — повествование обо все более гибельном противостоянии человека экономическим тяготам, от Авеля до Ноя, от Ноя до Авраама, от Авраама до Иосифа.

Сыновья Адама убивают друг друга, будучи неспособными предпочесть требования морали соперничеству. Каин, чье имя означает «приобретать» или «завидовать», унаследовал землю. Авель, его имя происходит от слов «небытие», «дыхание», «тщетность», «дым», получил свою долю стадами132. Когда земледелец отказывается признать богоугодность дара пастуха, один из братьев лишается жизни. Второй экономический закон: каждый хочет то, что хочет другой; и отсюда — общество возможно только при дифференциации потребностей165.

Убийство пастуха — не просто братоубийство, настоящий виновник — сама земля, проклятая земля, доставшаяся Каину по просьбе брата132. И если Библия прославляет жертву-кочевника, а ведущему оседлый образ жизни убийце позволяет выжить, то только для того, чтобы он, в свою очередь, отправился в искупительный путь.

Как и в случае с Адамом, Бог изгоняет Каина, превращает убийцу в нищего, бродягу, скитальца, чтобы он испытал на себе тяготы насилия.

Первых уроков недостаточно. Потомки Каина вновь и вновь подвергаются испытаниям, соперничают с себе подобными, бьются за блага. Раз за разом Господь пытается вернуть их к Завету, заключенному с Адамом. С каждой попыткой, со времен строителей Вавилонской башни до грехов Содома и Гоморры, Господь выражает гнев и показывает людские слабости.

От Авраама до Иакова

После переустроительного Всемирного потопа Бог решает действовать по-другому: поскольку люди не внемлют его наставлениям, он поручает одному народу быть посредником между людьми и Господом. На избранный народ возлагаются особые обязанности, но ему не дается никаких привилегий. От этого народа требуется служить примером, восстанавливать мир, разрушенный грехопадением. Так возник «иудейский» народ. Еврейским он станет лишь пятнадцать веков спустя.

Если верить Книге «Бытия», четыре тысячи лет назад в Анатолию16 прибыл внук Ноя по имени Эвер. По пути он побывал в первых городах-государствах (Уруке, Лагаше, Гирсоне и Кише), жившие там люди поклонялись божествам плодородия, имели письменность, орошали земли, обрабатывали бронзу, пользовались золотом и серебром как средством обмена157. Саргон, бывший военачальник царя Киша, объединил под своей властью шумерские города, создав Аккадскую империю.

Империя постоянно подвергалась нападениям кочевых народов, покоряла их, вбирая в себя образ жизни и культы побежденных133. Среди странствующих народов, встретившихся Эверу в Анатолии, были хетты, их описывали как «грубых людей, живущих в горах, которые не знают хлеба», «не знают ни дома, ни города», они говорили на древнем языке из группы, известной сейчас как индоевропейские429. Шумеры и хетты враждовали, наблюдали друг за другом, каждый народ обустраивал свои земли.

Потомки Ноя из рода Эвера, по мере развития оседлого образа жизни430 ставшие народом апиру или хабиру, были священниками, караванщиками, торговцами, разводили ослов6. Они молились ближайшему предку, который сопровождал и защищал их в обмен на жертвоприношение животных и водружение камней в знак каждого нового начинания.

Немного позднее, около 1730 г. до н. э. царь Хаммурапи превратил Месопотамию в единое царство со столицей в Вавилоне, название города означает «врата бога». Следы Кодекса Хаммурапи можно обнаружить в более поздних еврейских законах157.

Согласно библейскому преданию, именно тогда один из кочевников племени апиру, богатый скотовод по имени Фарра, покинул шумерский город Ур Халдейский (или Ура в Анатолии) и вместе со своими женами, детьми, пастухами и стадами обосновался в Хеттской Ассирии6 в городе Харран. Выходца из враждебной империи приняли неприветливо, он с трудом получил право пасти скот.

Один из сыновей Фарры Аврам — в Книге «Бытия» говорится, что он родился в 1812 г. до н. э., то есть спустя двадцать поколений после Адама и десять после Ноя — уходит из отцовского дома и женится, одну из его жен зовут Сара (что напоминает Сарай — одно из имен Нингаль, богини Луны в Уре и Харране6).

Бог дает Авраму наказ стать родоначальником нового народа, народа-священника, ответственного перед Господом за человечество.

Все, что Господь хочет сказать людям, он скажет этому народу. Сказанное избранному народу адресовано всем. Аврам должен принести людям счастье веры в единого Бога.

Тем временем на востоке, в Индии, неожиданно появляется новое учение — Веды, провозвестник монотеизма в Малой Азии. Монотеизм мог возникнуть только у кочевников, передвигавшихся налегке, без множества идолов, и быстро, они не успевали принять богов тех народов, через земли которых шли. Двойная абстракция: единый бог Эль или во множественном числе Элохим, бог или Яхве — единый Бог для всех народов6. Это был неслыханный переворот!

Книга «Бытия» описывает спор из-за земель между пастухами Аврама и его племянника Лота. Лот отправился на восток на плодородные орошаемые равнины Иордана и поселился в Содоме. Аврам, которому было семьдесят пять лет, ушел на юг в землю Ханаанскую к холмам Хеврона. Юг символизирует духовную мудрость, свет Закона, восток — мирское благополучие.

Ханаан — богатая страна, через нее проходят караваны по пути в Азию. Она состоит из множества небольших городов-государств, находящихся под контролем Египта, в архивах правящей в то время XII династии были найдены тексты о ханаанских «мятежниках».

По-видимому, в Ханаане апиру контактируют с гиксосами, азиатским народом, имевшим славу искушенных воинов, один из их богов Сет сливается в единый образ с ханаанским богом Баалом6.

В Ханаане Бог дает Авраму, принявшему имя Авраам, два наказа.

Во-первых, преумножать потомство и осваивать земли. Бог повелел Аврааму собирать богатство, чтобы служить Господу. В Книге «Бытия» (13, 2) с гордостью описывается  прирост его состояния: «Авраам богат скотом, серебром и золотом». В те времена эти товары были основными средствами обмена. Для их получения годятся все средства, в том числе обман: Авраам даже выдает за сестру свою жену Сару, рассчитывая получить дары от желающих на ней жениться!

Во-вторых, отведя нож от горла сына Авраама и Сары Исаака, Бог запрещает человеческие жертвоприношения. Согласно Книге, Авраам предпочел Исаака Исмаилу, своему старшему сыну от служанки Агари, Исмаил считается прародителем арабов пустыни. Так Бог избавил еврейский народ от тысячелетней традиции ритуальных убийств. Богу не нужны человеческие жертвы, но он не отказывается от жертвоприношения животных. Таким образом, он выделяет человека в Творении и обращает насилие только на разрушение материальных богатств.

Оба повеления Бога своему народу связаны друг с другом: богатство в виде скота, серебра и золота — лучшая замена насилию. Существует тысяча и одно подтверждение взаимосвязи между деньгами и кровью, Бог настойчиво убеждает евреев, а через них и других людей: деньги, прежде всего, средство избежать насилия. Заменяя человеческие жертвы на денежные пожертвования, еврейский народ возвещает о своей судьбе: отныне он будет использовать деньги, чтобы возмещать ущерб и останавливать маховик расправ. Деньги станут способом договориться вместо того, чтобы воевать, средством установления мира. Еврейский народ таким применением денег отторгает насилие. До тех пор, пока насилие денег не обернется против самих евреев…

Оба повеления Господа связаны воедино в поступке Авраама в Ханаане: для погребения своей жены Сары, матери Исаака, он выбрал не землю, завоеванную силой, а пещеру Махпела в окрестностях Хеврона, купленную у хетта Эфрона (Книга «Бытия» 15, 13–16). Чтобы сделка впоследствии не оспаривалась, ее совершают публично. Авраам не торгуется по поводу непомерной цены, объявленной продавцом: 400 шекелей (тогда это слово означало еще и меру веса), то есть 4,6 кг серебра (Книга «Бытия» 15, 23–15). Серебро тщательно взвесили, проверяя точность грузов.

Были написаны тысячи страниц объяснений, почему Авраам купил пещеру и посвятил ее Богу, и почему она стоила 400 шекелей. Место напоминает, что люди преходящи, и любое имущество, даже гробница, всего лишь одолжение Господа. Бог говорит: «Землю не должно продавать навсегда, ибо Моя земля: вы пришельцы и поселенцы у Меня» (Книга «Левит» 25, 23). Не стоит забывать об этой зыбкости, которая требует проявлять гостеприимство к посторонним.

Цена также не случайна, здесь стоит упомянуть объяснения еврейских комментаторов, прекрасный пример того, как толкователи библейских сказаний рассуждали на протяжении тысячелетий. В древнееврейском, как и во многих античных языках, цифры обозначались буквами. Последняя буква алфавита означала число 400, для дальнейшего счета нужно было использовать две буквы, то есть число 400 — своего рода предел измеряемого. Кроме того, можно представить 400 как 8 раз по 50. 8 следует за семью днями недели, 50 следует за 49, а 49 — количество лет, после которых надлежит вернуть  землю первоначальному владельцу; следовательно, 8 и 50 — числа, выходящие за пределы циклов привычного человеку исчисления. 400 символизирует время по ту сторону человеческого измерения.

За пределами человеческого времени — вечность. Число 400 означает также вечные права, приобретенные Авраамом на пещеру, вечные права евреев на Хеврон и на всю землю Ханаанскую. И по сегодняшний день это число звучит как раскат геополитического грома…

Авраам умер в возрасте ста семидесяти пяти лет, через сто лет после прибытия в Ханаан. Два поколения его потомков, ветвь Исаака и ветвь Иакова, жили и процветали в Ханаане. Развивалась их религия16. Многие ханаанские праздники превратились в годовщины важнейших событий всемирной истории евреев6.

Исаак и Иаков подтверждают необходимость обогащения, чтобы нравиться Богу. Исаак собирает стада животных. «И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим. У него были стада мелкого и стада крупного скота и множество рабов» (Книга «Бытия» 26, 13–14). Вслед за ним Иаков «сделался этот человек весьма, весьма богатым, и было у него множество мелкого скота, и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов» (Книга «Бытия» 30, 43). Бог благословляет богатство Иакова и разрешает ему купить право первородства у своего брата Исава — вот доказательство, что все имеет цену, даже в виде чечевичной похлебки…

После борьбы Иакова с ангелом, которая на рассвете закончилась тем, что сверхъестественный противник признал себя побежденным добродетелью патриарха, ангел благословил раненого Иакова, дав ему имя «Израиль» («Борющийся с Богом»), впоследствии это имя перешло к его потомкам. Затем Иаков разделил земли, завоеванные и полученные более или менее мирным путем от деда, между двенадцатью сыновьями, рожденными от двух жен (Лия родила Рувима, Симеона, Левия, Иуду, Иссахара и Завулона, Рахиль — Иосифа и Вениамина) и двух служанок (Билха родила Дана и Неффалима, Зелфа — Гада и Асира). Полигамия действительно долгое время была общепринятой как среди евреев, так и у других народов региона.

Затем, говорится в Книге, в Ханаане наступил голод: возможно, речь идет о серьезном экономическом кризисе, поразившем Средний Восток в те времена157. Голод вынудил семью Иакова — по крайней мере, часть семьи — отправиться в Египет. В этом нет ничего странного: на Ближнем Востоке мало воды, а в Египте каждый год Нил разливался и удобрял илом земли полей и садов. В периоды длительной засухи с Востока в Египет стекались азиатские племена из Ханаана, Каппадокии, Месопотамии. С ними пришли гиксосы, которых евреи знали еще в Хевроне, и расселились в долине Нила157. Благодаря использованию колесниц, запряженных лошадьми — у египтян их еще не было — гиксосы имели превосходство в военной силе, захватили власть в Мемфисе, а затем в Фивах и лишили жрецов бога Амона азиатских товаров, направляя их в Аварис, святилище бога Сета (брата Осириса), которого гиксосы почитали как верховное божество.

Их фараон Сети I называл себя крестником бога Сета, покровителя оазисов16, потеснившего Хора. В это же время севернее у хеттов во времена их расцвета появились первые письменные свидетельства6 о народе апиру в текстах, связанных с упоминанием имен Авраам, Исаак и Иаков.

Участвовать в сборе средств на перевод следующей части можно здесь.

 

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: