Как американцы восхищались «советской школой» в 30-е годы

Поделиться в соц. сетях

 

Фрагмент книги Шарлотты Томсон Изербит «Умышленное оглупление Америки»


В 1932 году был опубликован «Дивный новый мир» (Doubleday, Dotan, Гарден-Сити, Нью-Йорк, 1932 г.) Олдоса Хаксли, известного английского романиста и эссеиста. В этой знаменитой работе Хаксли высмеивал механизированный мир будущего, в котором техника заменила большую часть повседневной деятельности людей.

Профессор Джордж Каунтс из педагогического колледжа Колумбийского университета написал книгу «Осмелится ли школа построить новый социальный порядок?» (John Day Company, Нью-Йорк, 1932 г.). Он и многие другие американские педагоги, периодически путешествовавшие в Россию, окончательно убедились, что советская коммунистическая система превосходна. Каунтс был глубоко вовлечен в работу финансируемой Фондом Карнеги Комиссии по общественным наукам (Commission on the Social Studies), которая подготовила «Выводы и рекомендации Американской исторической ассоциации: доклад Комиссии по общественным наукам» (American Historical Association’s Conclusions and Recommendations: Report of the Commission on the Social Studies) в 1934 году. Он также является автором серии «Американский путь к культуре» («The American Road to Culture», Quinn and Broden, Co., Inc., Рауэй, Нью-Джерси, 1930-1934 гг.) и книги «Советский вызов Америке» («The Soviet Challenge to America», John Day Co., Нью-Йорк, 1931 г.). Приведем отрывок из книги Каунтса «Осмелится ли школа построить новый социальный порядок?»:

«Если имущественные права в индустриальном обществе должны быть в частных руках, то природные ресурсы и все важные формы капитала необходимо передать в коллективную собственность… Это означает, что для сохранения демократии в Соединенных Штатах необходимо отказаться от индивидуалистических привязанностей в сфере экономики… Как мне представляется, наши демократические традиции должны развиваться и постепенно принимать по сути коллективистский характер.

Важно то, что фундаментальные изменения в экономической системе являются настоятельной необходимостью. Как бы ни был полезен капитализм в прошлом, а заслуг было немало, его дни сочтены. С учетом его приверженности эгоистическим принципам, превознесения мотива наживы, зависимости от конкуренции и предпочтения прав собственности правам человека, он будет либо полностью вытеснен, либо изменится настолько радикально по форме и духу, что его идентичность будет полностью утрачена».

«К советской Америке» (Elgin Enterprises, inc., Лос-Анджелес, 1932 г.) написал Уильям З. Фостер, председатель национального комитета Коммунистической партии Соединенных Штатов Америки. Фостер умер в 1961 году в Москве и был с почестями захоронен в Кремле. Его книга призывает к «реализации научной материалистической философии; коренным изменениям исследований, очищенных от религиозных, патриотических и других черт буржуазной идеологии; обучению студентов на основе марксистского диалектического материализма, интернационализма и общей этики нового социалистического общества; вытеснению устаревших методов преподавания научной педагогикой; коренному изменению основы и организации капиталистической науки; переходу науки к материалистической, а, следовательно, подлинно научной основе; изгнанию Бога из лабораторий  и школ».

[Ред. примечание: все, к чему призывал Фостер, произошло. «Научная педагогика» – это образование, основанное на результатах/обучение навыкам/прямое обучение (Павлов/Скиннер). См. статью 1973 года «Основы исследований поведения» («Foundations of Behavioral Research»), второе издание, где описываются некоторые последствия внедрения «научной материалистической философии».]

Президент Герберт Гувер создал Комитет по исследованию современных социальных тенденций для внедрения плановой экономики в 1932 году. (В 1919 году Франклин Рузвельт сказал своему другу, что он хотел бы видеть Гувера в Белом доме.) Исследовательский комитет не был одобрен и не финансировался Конгрессом, он был создан актом исполнительной власти и поддержан Фондом Рокфеллера. За то время, что он функционировал, не было сделано ни одного доклада для Конгресса и народа. Работа этого комитета была названа «невероятным достижением самого большого сообщества социологов, когда-либо собиравшихся для оценки социального положения нации».1

Национальная ассоциация образования создала Комиссию по политике в сфере образования (Educational Policies Commission, EPC) в 1932 году для смены целей в этой области. В 1944 году EPC подготовила чрезвычайно важный труд под названием «Образование для всей американской молодежи» («Education for All American Youth»). В этом документе рассказывалось в вымышленном формате и как о свершившимся факте о том, как «планировщики» будут решать все проблемы не только молодежи, но и двух воображаемых сообществ – деревни и города – путем вовлечения граждан в сотрудничество для достижения своих целей. В этой книге изложены следующие задачи:

* федеральные программы в области здравоохранения, образования и социального обеспечения, объединенные в одно гигантское бюро;

* программы «Head Start»;

* вовлечение детей дошкольного возраста в систему образования;

* участие учителей в принятии решений по учебным программам;

* федеральные фонды без федерального контроля;

* участие молодежи в программе борьбы с бедностью;

* снятие местного контроля над политическими и образовательными вопросами;

* половое воспитание.

[Ред. примечание: вовлечение «граждан в сотрудничество для достижения целей планировщиков» – это «демократия участия», о которой публично никто не слышал еще в течение двадцати лет.2]

В 1932 году Комиссия по взаимодействию школ и колледжей Ассоциации прогрессивного образования начала восьмилетнее исследование. Председатель комиссии и автор книги «История восьмилетнего исследования» («The Story of the Eight-Year Study», Harper & Brothers, Нью-Йорк, 1942 г.) Уилфорд М. Эйкин описал зарождение и цели этого исследования. Рассказывая о работе ежегодного собрания Ассоциации прогрессивного образования в 1930 году, Эйкин писал:

«По ходу… обсуждения было сделано и в целом одобрено много предложений по улучшению работы наших средних школ. Но почти все они сопровождались утверждением: «Да, это должно быть реализовано в средних школах, но так, чтобы не подвергать абитуриентов рискам при приеме в колледж. Если кандидат не будет выполнять действия, предписанные колледжами, он, вероятно, не будет принят»… Кто-то мужественно и дальновидно предложил обратиться к Ассоциации прогрессивного образования с просьбой создать комиссию по взаимодействию школ и колледжей для изучения возможностей лучшей координации их работы и поиска договоренностей, которые дали бы возможность предпринимать попытки фундаментальной реорганизации средних школ… Все члены комиссии согласились с тем, что среднее образование в Соединенных Штатах нуждается в экспериментальном исследовании и всестороннем пересмотре в связи с более полным пониманием процесса обучения и потребностей нашей молодежи… (стр. 2)

Было принято считать, что физические и эмоциональные реакции не участвуют в процессе обучения, ну а если это и так, то они не очень важны. В новой концепции обучения утверждается, что человек развивается, делая те вещи, которые имеют для него значение, что он вовлекается в это действие полностью, а развитие происходит по мере того, как каждый новый опыт ведет к большему пониманию и более разумной реакции на новые ситуации.

Придерживаясь такой точки зрения, участвующие в проекте школы считали, что они должны стать местом, в котором молодые люди совместно работают над задачами, четко связанными с их целями… Школа должна стимулировать все аспекты человеческого существа. Она должна обеспечить возможности для тренировки всех его физических, интеллектуальных, эмоциональных и духовных сил, поскольку он стремится добиться признания и занять достойное место в обществе взрослых… (стр. 17)».

Начатое в 1933 году и продолжавшееся до 1941 года, это восьмилетнее исследование заложило основу для многих образовательных «реформ» и инноваций, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Большая часть финансирования поступила от Корпорации Карнеги из Нью-Йорка и Совета по общему образованию (General Education Board). В исследовании приняли участие члены комиссии и рабочего комитета: Уилфорд Эйкин, Бруно Беттельгейм, Бертон П. Фаулер, Фрэнсис Кнапп, Луис Рэтс, Гарольд Рагг, Ральф Тайлер, Хильда Таба и Гудвин Уотсон.

За восемь лет исследования было опубликовано пять трудов: «The Story of the Eight-Year Study» («История восьмилетнего исследования») Уилфорда Эйкина; «Exploring the Curriculum: The Work of the Thirty Schools from the Viewpoint of Curriculum Consultants» («Изучение учебной программы: работа тридцати школ с точки зрения консультантов по учебной программе») Х. Х. Джайлса, С. П. Маккатчена и А. Н. Зехиля; «Appraising and Recording Student Progress: Evaluation Records and Reports in the Thirty Schools» («Оценка и документирование прогресса учащихся: оценочные записи и отчеты из тридцати школ») Юджина Р. Смита, Ральфа У. Тайлера и оценщиков; «Did They Succeed in College?: The Follow-up Study of the Graduates of the Thirty Schools» («Добились ли они успеха в колледже? Контрольное исследование выпускников тридцати школ») Нила Дрота и Уильяма Скотта с предисловием Макса Макконна; «Thirty Schools Tell Their Story: Each School Writes of Its Participation in the Eight-Year Study» («Тридцать школ рассказывают свои истории: каждая школа пишет о своем участии в восьмилетнем исследовании»).

Скачать главу 3 «Тревожные тридцатые» целиком можно здесь.

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: