На дверных ручках и кошках вирус не обнаружен, а позиция Швеции не так уж плоха: результаты немецкого исследования

Поделиться в соц. сетях

 

Вирусолог Хендрик Штреек в эфире телеканала ZDF рассказал о своем новом исследовании, о том, передается ли новый коронавирус через предметы и домашних кошек, а также, как он относится к различным ограничительным мерам.

Вместе с командой других вирусологов Штреек провел исследование в районе Хайнсберг, где довольно высокий процент заражения коронавирусом. Исследователи посещали дома зараженных, опрашивали их, брали пробы с разных предметов, таких как дверные ручки, раковины, пульты от телевизора и т.д.

«Один результат исследования, и мы его уже передали в СМИ, это то, что почти все теряли обоняние и способность чувствовать вкус. Это было у людей на протяжении пары дней, и потом все возвращалось, то есть, ненадолго, но это был симптом, который ранее не был замечен. Одна медсестра рассказала, как она пыталась нюхать уксус, чтобы понять, есть у нее еще обоняние или нет, и была в замешательстве от этого. Первому пациенту, который нам об этом рассказал, мы даже сначала не поверили, потому что подумали, что у него из-за карантина появились проблемы с психикой … хотя точно мы еще не знаем, считаем, что все же это проявляется к концу болезни. Говорят о том, что и другие нервы бывают поражены. Из Ирана мы получили сообщение, что в некоторых случаях затрагивается слух. Люди сообщают о короткой потере слуха, но потом чувство возвращается. Но потерю слуха мы сами не встречали, только потерю обоняния и вкуса».

Команда Штреека также проверила на наличие вируса домашних кошек, и не у одной из них не было заболевания. А вот на дверных ручках и прочих предметах были обнаружены «ДНК и РНК мертвого вируса, из которого ученым не удалось получить живой вирус», соответственно заразиться от такого вируса невозможно. На вопрос ведущего, как долго живой вирус может оставаться на поверхности, Штреек ответил: «Мы точно еще не знаем, но мы были в домах, где находилось много серьезно зараженных людей, и несмотря на это, мы не обнаружили ни одного живого вируса ни на одной поверхности … я считаю, что именно сейчас нужно собирать данные и определять факты, и на основе этого делать рекомендации и принимать решения».

В процессе беседы выяснилось, что Институт Роберта Коха никаких таких исследований не проводил.

«Меня самого тоже удивило то, что они этого не сделали, — признался Штреек. — Мы с нашей стороны сначала не совершали никаких действий, потому что мы думали — это дело федеральной инстанции такое исследование проводить. Ведь они нам дают рекомендации по методам диагностики: кого нужно тестировать, а кого нет. Когда я понял что Институт Роберта Коха такое исследование не проводил и не собирается проводить, я посчитал это, можно сказать, нашей обязанностью как вирусологов, что мы должны это сделать. Я, конечно, мог и просто делать свою обычную работу и не добавлять себе еще работы, но я считаю, что такое исследование просто должно быть сделано, чтобы мы для политиков и для граждан нашли ответы».

В качестве примера удачного управления ситуации с вирусом Штреек назвал Южную Корею:

«Я считаю, что действительно хорошим решением является то, что было сделано в Южной Корее: проводить очень много тестов, и если они находили группу людей с позитивными тестами на коронавирус, тогда их изолировали, но там не был по всей стране введен карантин, там были изучены контакты, и там тестировали и применяли меры, и это, как я считаю, очень хорошая стратегия, и стратегия, которая подошла бы и для такой страны как Германия, потому что у нас  есть возможность проводить много тестов».

«Мы начали это исследование, чтобы узнать факты, чтобы узнать сколько процентов у нас темные цифры, сколько были заражено и какая же все-таки у нас смертность, мы можем посмотреть, какие у нас действительно пути заражения, которые действительно нужно прервать или предупредить, а что делать не имеет смысла, или где можно меры ослабить. Например, мы ещё ни разу не видели случая заражения в парикмахерской, но они сейчас закрыты».

На вопрос ведущего, есть ли смысл в том, чтобы разрешить посещать продуктовый магазин, предприняв меры безопасности, но запретить посещать магазин одежды, Штреек ответил:

«Мы сейчас еще просто не знаем, хоть раз заразился кто-то так или нет. Я считаю важным как ученый и вирусолог, чтобы мы в итоге определились, что мы знаем, а чего мы не знаем. Мы достаточно хорошо знаем, что инфекция неконтактная. Прикосновение к дверной ручке, компьютеру и так далее — это не путь передачи инфекции, но мы знаем, что там, где рядом друг с другом танцуют и где веселые вечеринки, что там было много заражений. Сейчас главное выяснить нюансы: когда может произойти заражение, а когда нет. Это должно стать в итоге определяющими линиями, по которым мы должны решить, какие меры можно ослабить».

Насчет позиции, которую заняла во всей этой ситуации Швеция, Штреек высказал следующее:

«Шведы поступают очень смело в политической сфере, ведь другие правительства применяют намного более жесткие меры, но я считаю, что они поступают не так уж и неправильно, потому что мы знаем, что влияет на передачу вируса — это близость и время, проведенное с зараженной персоной. То есть, если они сидят рядом и при общении, к примеру, слегка «оплевывают» друг друга, тогда может произойти заражение, и шведы призывают соблюдать дистанцию, не собираться в большие группы, но нормальная жизнь продолжается, также призывают мыть руки и думать друг о друге. Если кто-то чувствует себя больным, он остается дома. Я сам еще не знаю, что из этого выйдет, ведь эти меры только что были приняты, тут нельзя серьезно заявить, будут цифры расти или падать, такое вам не сможет сказать ни один вирусолог, но саму идею я не считаю плохой».

Перевод видео размещен на канале Голос Германии

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: