Майкл Хадсон «Почему свободная экономика проигрывает государственному планированию»

Поделиться в соц. сетях

 

Фрагмент книги Майкла Хадсона «Убить хозяина: как финансовые паразиты и долговая кабала разрушают мировую экономику»


Адам Смит и остальные классические экономисты стремились свести к минимуму даже такие формы ренты, как естественные монополии. Например, Ост-Индские компании Великобритании, Франции и Голландии и родственные им особые торговые привилегии. Вот что первоначально подразумевалось под свободной торговлей. Большинство европейских стран сохранило в государственной собственности базовую инфраструктуру: автомобильные и железные дороги, связь, водоснабжение, образование, здравоохранение и пенсионное обеспечение, чтобы свести к минимуму стоимость жизни и ведения бизнеса, предоставляя базовые услуги по себестоимости, по субсидируемым ставкам или даже бесплатно.

Цель финансового сектора заключается не в том, чтобы снизить до минимума стоимость дорог, электроэнергии, транспорта, воды или образования, а в том, чтобы получить максимальную выгоду благодаря монопольному владению. С 1980 года приватизация инфраструктуры была значительно ускорена. Превратив область добычи нефти и газа, горнодобывающую промышленность, энергетику в инструменты извлечения прибыли, финансовые центры теперь стремятся приватизировать самую важную инфраструктуру, в основном для того, чтобы обеспечить государственные доходы для снижения налогов на финансы, страхование и недвижимость.

Соединенные Штаты давно передали в частную собственность железные дороги, электрические, газовые и телефонные сети и другие инфраструктурные монополии, но регулировали их с помощью комиссий по услугам населению, чтобы цены на эти услуги соотносились с основными издержками производства. Однако с 1980-х годов эти естественные инфраструктурные монополии постепенно перестали считать общественным достоянием и передали в частную собственность без особого регулирования. Под тем предлогом, что финансирование приватизации государственных предприятий банкирами и финансистами повышает эффективность экономики. Тэтчеризм был катастрофой; печально известны приватизации в бывших советских экономиках с 1991 года; Карлос Слим установил телефонную монополию в Мексике; монополистами являются и американские фармацевтические компании, а также поставщики кабельного телевидения. Реальность такова, что обслуживание долга (проценты и дивиденды), непомерные гонорары управляющих, операции с акциями, андеррайтинг, слияния и поглощения повышают стоимость ведения бизнеса.

Спекулянты на рынке недвижимости и те, кто покупает в кредит монополии с целью завышения цен на ренту, имеют схожие принципы работы: «Рента предназначена для выплаты процентов». Чем выше ставка ренты инфраструктурного монополиста, тем больше приватизаторы заплатят банкирам и облигационным инвесторам за права собственности. Финансовый сектор в конечном итоге становится главным получателем монопольной и земельной ренты, забирая себе то, что раньше получал класс землевладельцев.

Примечательно то, что все это было сделано во имя «свободных рынков», которые финансовые лоббисты стали определять как свободу от государственной собственности или регулирования. Финансовый сектор сумел привлечь антиправительственную идеологию, чтобы присвоить общественное достояние и лоббировать блокирование регулирующего законодательства. Государственное планирование обвиняют в том, что оно по своей сути бюрократично, расточительно и часто коррумпировано, как будто история операций по приватизации не полна коррумпированных инсайдерских сделок и схем приобретения прав на получение ренты, что делает экономики свободного рынка гораздо менее конкурентоспособными.

Скачать первую главу книги Майкла Хадсона «Убить хозяина: как финансовые паразиты и долговая кабала разрушают мировую экономику» можно здесь.

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: