Как Хо Ши Мин перехитрил американцев и с их помощью пришел к власти

Поделиться в соц. сетях

 

Старина Хо, «Studies in Intelligence», том 62, № 2 (выдержки, июнь 2018 г.), стр. 7-22

Взгляды, мнения и выводы автора, приведенные в этой статье, не подразумевают одобрение правительством США его фактических заявлений и интерпретаций, а также не представляют официальную позицию кого-либо из правительства Соединенных Штатов.

 

Вступление

Неожиданная потребность в сведениях сталкивает нас со странными людьми.1

 

Это небольшой шаг для американской истории, но огромный скачок в истории американской разведки: отношения УСС (Управления стратегических служб) с Хо Ши Мином представляют собой маркер того, что может произойти в случае, когда в качестве агента завербован честолюбивый и умный политик. Хотя Хо был тогда незначительной фигурой, с ним работали осторожно и не давали ничего, что могло бы помочь ему или его политическому движению. Но молодые люди из УСС не могли состязаться с Хо в обаянии и уме, а его навыки манипулирования были отточены за 25 лет работы агентом Коминтерна.а Через пять месяцев эти отношения завершились успехом, и Хо Ши Мин стал президентом провозглашенной Народно-Демократической Республики Вьетнам.


а. Коминтерн или «Коммунистический Интернационал» — объединение коммунистических партий мира, основанное Лениным в 1919 году с целью продвижения мировой революции.

 

Обычно разведывательные службы выявляют пробелы в процессе сбора данных и привлекают агентов для решения этой задачи. Но в условиях кризиса, особенно во время войны и ограниченных возможностей, зачастую возникает необходимость действовать быстро. Созрела ситуация, которую могли использовать фабриканты или оппортунисты, искавшие помощи в достижении своих собственных политических целей.

Сидящий на полу Хо Ши Мин позирует совместно с другими участниками 5-го конгресса Коминтерна, состоявшегося в 1924 году в Москве. Фото SPUTNIK/Alamy Stock Photos.

 

В последние, кульминационные месяцы Второй мировой войны в Азии служащие УСС познакомились с «ужасно милым парнем» по имени Хо Ши Мин.b Он был вьетнамцем, лидером организации «Лига за независимость Вьетнама» (Вьетминь), посвятившей себя освобождению Вьетнама от французов, колонизировавших страну. Хотя Вьетнам был оккупирован Императорской армией Японии, он не представлял особого интереса для УСС. Агентурная сеть внутри Вьетнама давала большое количество разведывательной информации о деятельности японцев, удовлетворявшей потребности как британцев, так и американцев. Но однажды, в марте 1945 года, поток разведданных внезапно иссяк. Последствия для американских военных последовали практически незамедлительно: бомбардировщикам 14-той воздушной армии пришлось прекратить полеты над Вьетнамом из-за отсутствия метеосводок и информации о целях. УСС получало срочные запросы о создании новых агентурных сетей внутри Вьетнама взамен утраченных.


 b. Так спустя годы описал Хо офицер службы наземной помощи ВВС США (AGAS) лейтенант Дэн Фелан журналисту Роберту Шаплину. Фелан спрыгнул с парашютом в лагерь Хо в августе 1945 года на глазах команды УСС «Deer». Источник: William J. Duiker «Ho Chi Minh: A Life» («Hachette», 2001 г.), стр. 301.

 

Хо Ши Мин находился в Куньмине, Китай, когда попал в поле зрения офицера УCC, которому было поручено решить проблему вьетнамской разведки. Офицер был впечатлен Хо, как и практически любой американец, встречавшийся с ним. В досье УСС не было никаких упоминаний о Хо, но французы знали о нем, как о давнем ненавистнике французов, мятежнике и коммунисте. Возникли некоторые возражения против того, чтобы УСС использовало подобного человека, но необходимость была срочной, а Хо, казалось, был способен выполнить эту работу. Через несколько недель он уже возвращался в свое логово в джунглях Вьетнама с передатчиком, предоставленным УСС, радистом и опытным агентом американской разведки.

❖ ❖ ❖

 

Тишина в радиоэфире. 9 марта 1945 года2

10 марта 1945 года сотрудники УСС, находившиеся в штаб-квартире в Куньмине (Китай), получили сообщение из шести слов от агента из Вьетнама: «Японцы захватили посты по всему Индокитаю». В тот день из Вьетнама больше ничего не было слышно. Проверка Французской военной миссии (ФВМ) в Куньмине показала, что линии связи с агентами «Свободной Франции» во Вьетнаме также хранят молчание.а Людям, ожидавшим новостей у своих радиоприемников, потребовалось некоторое время, чтобы осознать значение этого молчания.


а. Единственная Французская военная миссия, аккредитованная в Китае, находилась в Чунцине. ФВМ в Куньмине представляла собой подразделение французской разведки (SLFEO), отвечавшее за тайные операции в Индокитае. Источник: Archimedes Patti «Why Vietnam?» («University of California Press», 1980 г.), стр. 541, 545.

 

Когда японцы оккупировали Вьетнам в 1941 году, они заверили французское правительство Виши, что Франция сохранит власть над своими колониями в Индокитае. Французская колониальная администрация вместе с ее армией «туземных» войск осталась у власти и управляла французскими колониями Индокитая, как и прежде. Для японцев это был «самый плодотворный и наименее утомительный метод управления их новым «приобретением».3 Он не требовал усилий от японской армии и предоставлял войскам свободу для сражений в других местах.b


b. Хо Ши Мин подвел итог сложившейся ситуации: «Японцы стали настоящими хозяевами. Французы стали своего рода респектабельными рабами. А на индокитайцев возложена двойная честь быть не только рабами японцев, но и рабами рабов —французов». Хо Ши Мин, из доклада об Индокитае для УСС, процитировано Дикси Бартоломью-Файсом в «The OSS and Ho Chi Minh» («University Press of Kansas», 2006 г.), стр. 28.

 

Это соглашение действовало до тех пор, пока не наступил последний год войны, когда Франция была освобождена, а американское наступление через Тихий океан приблизилось к азиатскому материку. Японцы уже давно беспокоились о лояльности французских колонистов. Вьетнам стал жизненно важной материально-технической базой для японской армии, действовавшей в Китае и Бирме, и японцы не могли себе позволить иметь врага за спиной в виде французских колонистов. Когда высадка американцев на побережье Индокитая стала казаться вполне вероятной, японцы начали действовать.

9 марта 1945 года японцы осуществили операцию «Мэйго» («Яркая луна»), свой чрезвычайный план захвата Вьетнама. «Японские войска захватили административные учреждения [французские], радиостанции, центральные телефонные и телеграфные станции, банки и основные промышленные предприятия. Они также нападали на полицейские подразделения, арестовали французские гражданские и военные власти».4 Подразделения французской армии, которые пережили первые атаки, пробились на север к китайской границе. Этот «переворот» поставил Вьетнам под полный контроль японцев. Французского Индокитая больше не существовало.

Захват японцами создал серьезную проблему для УСС: агентурные сети внутри Индокитая, от которых зависели Соединенные Штаты, исчезли, как и разведывательные данные о японском присутствии, поступавшие от них. А главное, больше не было сведений о погоде и целях, которые были чрезвычайно необходимы бомбардировщикам 14-той воздушной армии США. «Даже наши воздушные атаки пришлось прекратить, потому что у нас не было ни метеосводок, ни каких-либо данных о передвижениях японцев».5

Сбор разведданных в Индокитае

Когда японская армия вошла в Индокитай в 1941 году, у британцев и китайцев возникла потребность в сведениях о том, что замышляют японцы. Так же как и у американцев, поскольку их присутствие в Восточной Азии росло. Однако практические трудности создания разведывательных механизмов в новых условиях усугублялись политической ситуацией. Тай ли, начальник разведки Чана Кайши, говорил капитану Военно-морского флота США Милтону «Мэри» Майлзу, тогдашнему директору УСС по Дальнему Востоку, что китайцы «почти ничего не могли сделать в отношении Индокитая… самые различные [вьетнамские] группы проявляли активность в той или иной форме, но беда была в том, что они не любили друг друга. По-видимому, только в одном пункте они смогли прийти к согласию… никто из них не любил китайцев». Что же касается французов в Индокитае, то «они подразделялись на те же различные категории, но все были «искренне нелюбимы»… за то, что не предоставили жителям региона достаточной свободы или политической ответственности».a


а. УСС поддерживало контакт с ФВМ в Куньмине, но внутреннее политическое соперничество ставило под сомнение ценность разведданных, полученных от французов. Источник: вице-адмирал Милтон Э. Майлз (Milton E. Miles) «A Different Kind of War: The Unknown Story of the U. S., Navy’s Guerilla Forces in World War II China» («Doubleday», 1967 г.), стр. 181-182.

 

Пока союзные службы убеждались в правдивости заявлений Тая Ли, трое гражданских дилетантов по собственной инициативе создали исключительно эффективную разведывательную сеть внутри Вьетнама. Она была названа ГБТ (GBT) в честь фамилий трех ее создателей и руководителей: канадца Лоуренса Л. Гордона, а также американцев Гарри Бернарда и Фрэнка Тана. Все они ранее работали во Вьетнаме в американской корпорации «Cal-Texaco».

Эти трое обратились к своим многочисленным партнерам из Вьетнама, включая местных французов, вьетнамцев, китайцев и других, чтобы собрать ценную информацию о деятельности японцев по всему Индокитаю. Тем, что было собрано, группа GBT поделилась с британцами, американцами и китайцами,b став их незаменимым источником разведданных по Индокитаю. Командующий 14-той воздушной армией США Клэр Ли Шеннолт был особенно благосклонен к GBT, поскольку именно их данные о целях и погоде сделали возможными воздушные операции США над Индокитаем.


b.Но не с французами, так как GBT «не смеет сотрудничать с французами, поскольку они [GBT] имеют сильную китайскую поддержку и помощь… [а также] их интересы не всегда совпадают с интересами Французской империи». Источник: Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», цитируя неподписанные записи офицера УСС Роберта Б. Холла, стр. 89.

 

В связи с успехом GBT союзники задумались о поглощении ее агентурных сетей. GBT принимала финансирование и радиооборудование от британцев и УСС, а также некоторую помощь от китайцев, но утверждала, что ее успех связан с тем, «что она никому не подчиняется».6 GBT уже сотрудничала с подразделением УСС по ресурсам и техническому персоналу Сухопутных войск ВВС (OSS/AGFRTS), которое использовало четырнадцатую воздушную армию в качестве прикрытия. Это позволяло ей действовать в одностороннем порядке без вмешательства Китая. Когда УСС захотела расширить свое объединение с GBT, она поручила работу с группой Чарльзу Фенну.с


c. «Фенн был единственной персоной, на которую согласился бы Гордон». Чарльз Фенн, родившийся в Соединенном Королевстве, эмигрировал в Соединенные Штаты в возрасте двадцати с небольшим лет. Он стал фотографом и новостным журналистом, в 1941 году начал работать на «Associated Press», освещал войну в Северной Африке и Азии, включая вторжение Японии в Бирму. Бакминстер Фуллер, советник УСС, завербовал его в 1943 году в Нью-Йорке. Он был назначен лейтенантом морской пехоты и отправлен в Бирму, где с успехом руководил военными операциями. В июне 1944 года был направлен в Китай, где круг его обязанностей расширился, включив в себя операции по сбору разведданных под прикрытием AGFRTS. Источник: Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 96.

 

Фенн и лидер GBT Лоуренс Гордон встретились и поладили, хотя Гордон боялся потери независимости GBT,  «особенно в отношении УСС, чьи методы Гордон считал автократическими». Позже, когда быстро изменяющаяся ситуация «вынудила принимать решение, GBT была передана наземной службе воздушных перевозок AGASd, наряду с услугами Фенна». Официально Фенн выступал в качестве связного между УСС, AGAS и GBT.


d. AGAS — это американское агентство, в обязанности которого входила помощь в спасении сбитых летчиков в Китае и Юго-Восточной Азии, «…его работа состояла из спасения сбитых пилотов, контактов с военнопленными и сбора разведданных». Источник: Charles Fenn «Ho Chi Minh: A Biographical Introduction» («Scribner», 1973 г.), стр. 73.

 

«Если понадобится, с туземцами»

«И Ведемейер, и Военно-морской Флот США послали нам просьбы о срочном создании новой разведывательной сети. Если понадобится, с туземцами!». e, f, 7


e. Генерал Альберт К. Ведемейер, командующий американскими войсками в Китае, сменил генерала Джозефа Стилвелла 31 октября 1944 года.

f. В колониальном обиходе термин «туземец» стал уничижительным. «Сложно вспомнить все слова для именования господ (хозяин, мастер, саиб), но управляемый имел единственную уничижительную кличку «туземец». Изначально этот термин описывал коренного жителя, но в конечном итоге он стал означать человека, имевшего статус чуть выше, чем у собаки». Источник: Charles Fenn «Ho Chi Minh: A Biographical Introduction» («Scribner», 1973 г.), стр. 9.

 

«Какие туземцы?» — спросил Фенн. — «Никто не знает ни одного человека, которому можно было бы доверять». Затем Фенн вспомнил: незадолго до того он слышал об американском летчике по фамилии Шоу, «которого вывез из Индокитая некий вьетнамец по имени Хо, не принявший никакой награды, а попросивший лишь о встрече с генералом Шеннолтом».8 Просьба была отклонена. Официальная политика заключалась в том, что ни один высокопоставленный американский офицер не должен контактировать с вьетнамцами, чтобы не раздражать французов.

Фенн узнал от корреспондента по имени Равенхолт, написавшего статью о Хо, что тот все еще в Куньмине. Хо был известен в американском Управлении военной информации (OWI) в Куньмине и часто посещал его «для чтения журнала «Time» и любой другой новостной литературы, которая там была».9 Хо начал посещать Куньминскую библиотеку OWI летом 1944 года. Американцы там были впечатлены «английским языком Хо, его интеллектом и очевидным интересом к военным действиям союзников». OWI хотело нанять его для передачи военных новостей из Сан-Франциско во Вьетнам. Но впоследствии «в отчетах УСС говорилось, что план OWI был отклонен из-за возражений французского консула».10 Фенн попросил связного из OWI попытаться организовать встречу с Хо. Она была назначена на следующее утро, 17 марта 1945 года.

 

Беспокойный Фенн встречает старину Хо 17 марта 1945 г.а

Хо прибыл вовремя, в компании молодого вьетнамца, человека по имени Фам Ван Донг.b О Хо говорили как о «старом», но он выглядел моложе, чем ожидал Фенн: «Хо было за 50, но на лице его не было морщин, а пряди бороды и редеющие волосы были едва тронуты сединой». Хо получил кодовое имя «Люциус», но Фенн и другие американцы продолжали называть его «Старина Хо» просто потому, что все они были намного моложе.с


a. «Беспокойный Фенн», как его иногда называли в УСС, был независимым человеком и не терпел бюрократию, что часто приводило к разногласиям с боссами УСС.

b. Фам Ван Донг, один из ближайших соратников Хо, занимал пост премьер-министра Демократической Республики Вьетнам (Северный Вьетнам) с 1955 по 1976 год и, после объединения, пост премьер-министра Социалистической Республики Вьетнам с 1976 по 1987 год.

c. Все это и последующий разговор между Фенном и Хо Ши Мином взяты из рассказа Фенна о его первой встрече с Хо (из книги Фенна «At the Dragon’s Gate», стр. 139-140). В течение этих лет Фенн вел личный дневник, где излагал все запомнившиеся детали.

 

Когда Хо говорил о своей «Лиге за независимость» или о Вьетмине, Фенн вспомнил, что по словам некоторых «Лига» — это коммунистическая группа. Справедлив ли был этот ярлык? «Некоторые из наших членов — коммунисты», — сказал Хо, — «а некоторые нет. Китайцы и французы называют всех нас, кто не вписывается в их модель, коммунистами». Фенн спросил: «Вы против французов?». «Конечно, нет», — ответил Хо. – «Но, к сожалению, они против нас».

Фенн спросил, не согласится ли Хо поработать с американцами, взять радио и генератор в Индокитай и собрать разведданные, чтобы спасти еще больше американских пилотов по возможности. Хо заметил, что необходим также радист, у Вьетминя не было никого, способного на такую работу. Когда стало ясно, что Хо готов сотрудничать с американцами, Фенн спросил, чего он хочет взамен.

«Американское признание нашей лиги», — сказал Хо. Фенн сомневался. Хо сказал: «Лекарства и оружие». «А почему оружие?» — спросил Фенн. Вьетнамцы тогда еще не воевали с японцами.

«Но они будут», — ответил Хо. Вьетнамцы были бы готовы работать не только с американцами, но и с китайцами, и «даже с французами, если бы они позволили». Хо согласился встретиться с Фенном еще раз через два дня. Фенну все еще нужно было получить разрешение УСС на работу с Хо, но он уже знал, что Хо – свой человек. «Бодлер почувствовал, как крылья безумия коснулись его разума, но в то утро я почувствовал, как крылья гения коснулись моего».11

Чтобы получить необходимый допуск, Фенн должен был узнать больше о прошлом Хо. За исключением его контактов с OWI, американцы ничего о нем не знали, но французские контакты Фенна были уверены: Хо являлся «давним мятежником, ненавистником французов и определенно коммунистом». Китайцы-националисты тоже не очень-то его любили.12 Фенн передал все, что узнал о Хо, своему боссу, начальнику Куньминской УСС полковнику Ричарду Хеппнеру. Хеппнер был прагматичен: если Фенн считает, что Хо сделает эту работу, то необходимо использовать его.

 

Откуда взялся старина Хо?

Лидер вьетнамского коммунистического движения обучался в Кантоне под руководством Бородина, а также получил разностороннее образование в Москве и различных европейских странах. Его имя, Нгуен Ай Куок, известно всем вьетнамцам.a


а. УСС не связало имя «Нгуен Ай Куок» с именем «Хо Ши Мин» в то время, когда первый офицер УСС Чарльз Фенн вступил в контакт с Хо в марте 1945 года. Данная цитата является первой ссылкой в документе УСС на человека, который станет известен как Хо Ши Мин. Она взята из работы «An Outline of a Plan for Indo-China» от 26 октября 1943 года, Раздел II «What We Have to Work with in Indo-China», автор неизвестен. Цитируется в книге Бартоломью-Файса «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 148.

 

Неудивительно, что американцы ничего не знали о Хо. Образ Хо Ши Мина появился только в конце 1940 года. Французские и британские спецслужбы располагали обширными досье на «Нгуена Ай Куока» (Нгуен «Патриот») – имя, которое Хо использовал в свое время в качестве агента Коминтерна в Европе и Азии, пока не исчез из Кантона в начале 1933 года и не вернулся в Москву, чтобы избежать встречи с англичанами и французами, а также вероятного смертного приговора, висевшего над его головой во Вьетнаме.b Когда Хо вернулся в Китай в 1938 году с новой миссией Коминтерна, он снова стал Нгуеном Ай Куоком. Он был приписан к Китайской коммунистической армии и находился вне досягаемости британской и французской разведок. Общаясь с китайскими националистами после возвращения, Хо использовал несколько новых псевдонимов, тем самым лишив союзную разведку любой новой информации о себе.


b. Отчет о тех годах см. Боб Бергин «The Operator: Ho Chi Minh as Political Activist in Europe and Asia», журнал «The Intelligencer: Journal of U. S. Intelligence Studies», том 23, № 2, стр. 37.

 

Нгуен Ай Куок, запечатленный на съезде Французской коммунистической партии в Марселе, Франция, 1921 г. Фото CNP Collection/Alamy Stock Photo.

 

Когда японская армия начала продвигаться в Индокитай в 1940 году, внимание Хо переключилось на поиск новых возможностей, которые вьетнамские революционеры могли бы использовать в борьбе против французов. В конце 1940 года он путешествовал по южной китайской провинции Юньнань, недалеко от границы с Вьетнамом. «Чтобы сохранить свою личность в тайне, он стал китайским журналистом под новым именем Хо Ши Мин («Тот, кто просвещает»)».13 В начале 1941 года Хо пересек границу Вьетнама и обосновался рядом с Вьетнамской деревней Пак-Бо, где жил в пещере и посвятил себя расширению своей базы поддержки. Он организовал заседание Центрального комитета Вьетнамской Коммунистической партии (ВКП), первое с момента ее основания в 1930 году [как Коммунистической партии Индокитая] и учредил Вьетминь или «Лигу за независимость».с


с. Слово «Индокитай» в первоначальном названии Коммунистической партии Индокитая, основанной Хо в 1930 году, было заменено на «более эмоциональное слово «Вьетнам», использование которого долго запрещалось французским колониальным режимом». Источник: William J. Duiker «Ho Chi Minh: A Life» (Hyperion», 2000 г.), стр. 252.

 

В августе 1942 года Хо отправился обратно в Китай, перемещаясь по ночам, чтобы избежать встреч с французскими патрулями. 27 августа Хо и его молодой китайский гид были арестованы националистической китайской полицией недалеко от Бинхмы, торгового города, где Хо мог сесть на автобус до Чунцина.

При Хо было удостоверение личности, утверждавшее, что он – Хо Ши Мин, китайский журналист. Он также имел при себе документы, удостоверяющие, что он является представителем «вьетнамского отделения Лиги по борьбе с агрессией» и международного агентства печати, а также военный паспорт, выданный четвертым военным командованием КМТ. «Подозревая, что человек с таким количеством фальшивых документов является, вероятно, японским агентом, они [местные китайские власти] взяли его и его молодого проводника под стражу».14

В течение следующих пяти месяцев Хо «находился в 18 тюрьмах в 13 различных районах Южного Китая».15 Наконец, в начале февраля 1943 года китайский военный суд объявил Хо политическим заключенным; его положение улучшилось, и в конце концов он был освобожден. Первые контакты между Вьетминем и американцами начались еще в декабре 1942 года, когда представители Вьетминя обратились в американское посольство за помощью в освобождении Хо из тюрьмы, но не получили никакой помощи от американцев или «Свободной Франции» в Куньмине, «которые считали его и его организацию не слишком важными».16, 17

Впервые Фенн услышал имя Хо Ши Мина в разговоре с китайским генералом по имени Чэн, когда подыскивал вьетнамского агента для работы против японцев в Индокитае. В своем отчете от 22 октября 1944 года Фенн писал: «Можно использовать аннамитаa по имени Ху Цзе-мин, который возглавляет Международную группу по борьбе с агрессией (антифашистскую)».18


а. Центральная часть Вьетнама была названа французами Аннам, Северная — Тонкин, а Южная — Кохинхина. В конце концов, всех вьетнамцев стали называть аннамитами. В переводе с китайского языка слово «Аннам» означает «умиротворенный Юг», и вьетнамцы считают его унизительным. Националисты начали использовать слово «Вьетнам» в 1920-х годах, а к 1945 году оно стало общепринятым.

 

Подготовка Хо на роль агента

После своей первой встречи с Хо 17 марта 1944 года Фенн обратился к вьетнамским экспертам, своим коллегам по GBT Бернарду и Тану. Поскольку контакты Хо с внешним миром в то время зависели от вьетнамских курьеров, с ним следовало послать радиста. У GBT был кандидат, Мак Син, один из имевшихся у них радистов, и Фрэнки Тан также должен был направиться туда, «чтобы провести обучение и собрать информацию». Оба были этническими китайцами и должны были смешаться с местным населением. Тан уже провел несколько лет в Амаме.

Свою вторую встречу с Хо и Фам Ван Донгом Фенн провел 20 марта «в Индокитайском кафе на улице Чин Пи». Хо сомневался, что двое китайцев из GBT легко смешаются с местными вьетнамцами. Вьетнамцы с подозрением относились ко всем китайцам, но он согласился с их предложением. Хо также предложил, чтобы он, два члена GBT и их радиооборудование были доставлены самолетом в Чинг-Ши на китайско-вьетнамскую границу, примерно в 300 милях к юго-востоку от Куньмина. Это значительно сэкономило бы время. Оттуда они должны были отправиться в лагерь Вьетминя, совершив двухнедельный 200-мильный ночной переход по территории, контролируемой японцами, до деревни Ким-Лунг в тайской провинции Нгуен, к северо-востоку от Ханоя, где находилась база Хо.19 Фам Ван Донг остался бы в Куньмине, чтобы быть связным.

Фенн согласился использовать самолет, как и предлагал Хо. Он сказал Хо: «Я уже приготовил лекарства, а еще радиоприемники, фотоаппараты и метеорологическое оборудование, которым Мак Син научит ваших людей пользоваться… на данный момент мы должны оставить оружие. Может быть, позже мы сможем завезти его».20

«А как насчет встречи с Шеннолтом?» — спросил Хо.

Почему Хо так стремился с ним встретиться? Хо сказал, что Шеннолт — западный человек, которым он восхищается, и он хотел бы сказать ему об этом. Это звучало достаточно безобидно, хотя Фенн подозревал, что Хо преследует какие-то политические цели. Запрет на встречи высокопоставленных американцев с вьетнамцами все еще оставался в силе, но тогда казалось, что Хо «может стать ключом ко всем нашим будущим операциям в Индокитае».21 Фенн знал Шеннолта еще с тех времен, когда он был корреспондентом. Он мог бы организовать встречу самостоятельно, не подключая вышестоящих лиц и не ставя в известность УСС.

Фенн поставил два условия: Хо не должен просить об одолжениях у Шеннолта, и они не должны обсуждать политику. Хо согласился. Фенн «пошел [к Шеннолту] лично и объяснил, как важно подыгрывать этому старику, который не только спас одного из пилотов генерала, но и может спасти еще больше, если мы добьемся дальнейшего сотрудничества с ним».


b. Марта Берд, биограф Шеннолта, отмечала: «Ни для кого не было секретом, что Хо Ши Мин и его последователи являлись коммунистами. Ни для кого не было секретом, что Шеннолт работал бы с самим дьяволом, чтобы его летчики не оказались в лагерях для военнопленных». Источник: «Chennault: Giving Wings to the Tiger» («The University of Alabama Press», 1987 г.), стр. 345. Кроме того, Фенн упоминает другого автора, Роберта Шаплена (книга «The Lost Revolution: The US in Vietnam, 1946-1966», изд. «Harper & Row», 1966 г.), который отмечал, что гоминьдановские друзья предупреждали Шеннолта «держаться подальше» от Хо. Источник: Fenn «Ho Chi Minh», стр. 78.

 

Встреча состоялась 29 марта в кабинете Шеннолта, генерал сидел за письменным столом «размером с двуспальную кровать». Присутствовал также Гарри Бернард из GBT. Шеннолт поблагодарил Хо за спасение пилота и рассказал о том, как Хо может продолжить помогать американцам, что, по словам Хо, он всегда был рад сделать. Когда собрание подходило к концу, Хо сказал Шеннолту, что хочет попросить его о небольшой услуге.

Фенн «глубоко вздохнул».22 «Ну все, ребята, началось», — было написано на лице Бернарда».23

«Могу я получить вашу фотографию?» — спросил Хо, и Фенн «чуть не задохнулся от облегчения». Шеннолт велел секретарше принести «пачку глянцевых снимков восемь на десять» и предложил Хо сделать свой выбор. Хо выбрал один и спросил, может ли Шеннолт подписать его. Шеннолт написал: «Искренне Ваш, Клэр Ли Шеннолт». Встреча была закончена. Хо она явно понравилась.24

Последующие встречи Фенна с Хо проходили в комнате над свечным магазином в Куньмине, которую Хо делил с Фам Ван Донгом. Там он кратко проинформировал Хо о требованиях УСС и разведки, особенно в отношении метеорологических сводок, «потому что без них наши самолеты не могут летать».25 Во время одного из перерывов на чай Хо спросил, не может ли Фенн достать ему шесть новых автоматических кольтов 45 калибра в оригинальной упаковке. «Нет проблем», — сказал Фенн. — «Я рад, что Вы не просите ни о чем большем».26 Фенн получил шесть пистолетов 45 калибра от УСС.

 

Клэр Ли Шеннолт, командующий 14-й воздушной армией, подписал для Хо свою фотографию. Фото Military History Collection/Alamy Stock Photo.

 

Несколько дней спустя Гарри Бернард и Фенн отвезли Хо в аэропорт «вместе с его маленьким плетеным чемоданчиком, несколькими пистолетами и парой упаковок, завернутых в рисовую бумагу… Мак Син должен был лететь с Хо, а Тан полетел на втором L-5 с генератором, передатчиком и различным стрелковым оружием, которое было взято по его настоянию… следующим пунктом назначения был Чинг-Хсис… там у нас все еще был аэродром, не попавший в руки японцев».27 Вскоре от Тана пришла «телеграмма», что все благополучно прибыли.

 

Создание топ-лидера

Радиосвязь с УСС в Куньмине была установлена, но Хо время от времени посылал Фенну письма через вьетнамских курьеров. Одно из первых было доставлено человеком, который хорошо говорил по-французски и ввел Фенна в курс дела Хо: курьер сказал, что после долгого путешествия во Вьетнам Хо прибыл на свою базу Пак-Бо совершенно больным:

«Когда он достаточно поправился, то пригласил на конференцию всех лидеров, но не своих, а противников, работавших на другие группы, которые воспользовались его отсутствием, чтобы продвинуться вперед. Хо сказал им, что теперь он заручился помощью Америки, включая Шеннолта. Сначала ему никто не поверил. Но он достал фотографию Шеннолта, подписанную: «Искренне Ваш». После этого он послал за автоматическими пистолетами [шестью кольтами, которые дал ему Фенн] и подарил по одному каждому из вождей. Лидеры сочли, что эти подарки Шеннолт прислал лично. После этой конференции разговоров о том, кто является главным лидером, больше никогда не возникало».28

Архимед Патти — ветеран итальянской кампании УСС — который только что занял пост начальника оперативного управления в Индокитае и находился в Куньмине, подвел итоги встречи Хо с Шеннолтом:

«Встреча с Шеннолтом была очень важна для Хо как официальное американское признание. Но фотография с надписью оказалась жизненно важной для него лишь несколько месяцев спустя, когда он остро нуждался в вещественных доказательствах, чтобы убедить скептически настроенных вьетнамских националистов в том, что он пользуется американской поддержкой. Это была уловка, лишенная основания, но она сработала».29

Вскоре после этого был сброшен груз УСС, включая радио, медикаменты и оружие. «По словам Фрэнки Тана, это вызвало сенсацию, и акции Хо поднялись еще на десять пунктов».30

 

Что американцы получили от Хо

Хо получил существенную пользу от своих отношений с американцами. Патти писал: «Хо Ши Мин сдержал свое слово и предоставил УСС чрезвычайно ценную информацию и помощь во многих наших тайных проектах». «К концу июня», — писал Фенн, — «Тан и Хо уже создали разведывательную сеть из местных агентов, которая полностью заменила французскую, утраченную в связи с японским переворотом [9 марта]… [Также] сеть Вьетминя в конечном итоге спасла в общей сложности 17 сбитых летчиков».а


а. Фенн отмечает, что «некоторые из них были спасены с помощью других союзников». Источник: Fenn «Ho Chi Minh», стр. 82.

 

Фенн рассматривал три месяца, последовавшие за японским переворотом 9 марта, как

«пожалуй, самый значимый период в карьере Хо. Вначале он был лидером лишь одной из многих политической партий, непризнанной американцами, противостоящей французам, избегаемой китайцами… К концу июня он был уже, в значительной степени благодаря GBT, бесспорным лидером подавляюще сильной революционной партии».31

В  аналитическом докладе, подготовленном штабом Патти в середине июня, перечислялись достижения Вьетминя за период после мартовского переворота, затронувшего шесть провинций на севере страны, «находившихся под военным и административным контролем Вьетминя: сформированная Армия освобождения… эффективная пропагандистская организация… и важнейший ингредиент — народная поддержка вьетнамского народа».32

Толчком к успеху Вьетминя послужил японский переворот 9 марта, уничтоживший французскую власть в Индокитае. «Этот переворот означал, что один из двух врагов Хо был устранен. [Во Нгуен] Зяп немедленно объявил Японию своим единственным врагом».33 Французский сторожевой пес исчез; вьетминская лиса обрела свободу.b Голод 1944-45 годов стал еще одним важным фактором. Захват японцами рисовых посевов и безразличие французских властей в сочетании с сильным наводнением весной привели к гибели двух миллионов вьетнамцев, и ненависть к французам и японцам все усиливались.


b. Более красочно это описывал сам Хо: «Французский империалистический волк был в конце концов съеден японской фашистской гиеной». Источник: William J. Duiker «Ho Chi Minh: A Life» («Hyperion», 2000 г.), стр. 296.

 

Но не все шло хорошо. В письме к Фенну в середине июля Хо извинился за то, что не слишком много писал: «Потому что я сейчас плохо себя чувствую (не очень болен, не волнуйтесь!)». Фрэнки Тан, который только что вернулся в Куньмин, объяснил, что «Хо был сильно измотан своим долгим переходом в Пак-Бо», а затем у него «был сильный рецидив примерно через месяц» после первой болезни. Вьетнамские коллеги Тана и Хо «даже опасались за его жизнь».34

 

Развитие параллельной операции

Архимед Патти, прибывший в Куньмин в середине апреля, был французским спикером, а с середины 1944 года и до отъезда в Китай возглавлял вашингтонское отделение УСС в Индокитае. Он был осведомлен о Хо Ши Мине и с энтузиазмом воспринял общение Фенна с ним, когда узнал об этом по прибытии в Куньмин. Перед отъездом Патти в Китай шеф УСС Уильям Донован посоветовал ему использовать любого, кто захочет работать против японцев, но предостерег его от участия во французской политике по отношению к Индокитаю.35

В конце апреля Патти посетил китайско-вьетнамскую пограничную зону, где вьетнамский агент познакомил его с «Вьетнамом влияния и ресурсов».36 Этим агентом был Хо Ши Мин, который хотел обсудить сотрудничество с союзниками внутри Вьетнама.37 Хо знал, что Патти из УСС, и признал, что он сотрудничает с AGAS (операцией Фенна) по «другому вопросу», помогая сбитым летчикам, а также сообщил, что он «готов присоединиться к американцам, когда они будут готовы».38 Патти не мог тогда взять на себя обязательства, но позже написал: «Хо и Вьетминь, казалось, были решением моей главной проблемы по организации [особых] операций в Индокитае».39

Ситуация для Патти начала усложняться, когда французские военные части, спасаясь от японского переворота 9 марта, стали искать пути возвращения в Индокитай. В апреле умер президент Рузвельт, и Соединенные Штаты были готовы пойти на уступки французам. УСС было близко к тому, чтобы договориться о создании двух французско-американских групп специального назначения — «Cat» и «Deer», в которых должны были принимать участие французские военные. А обязанности Патти только что расширились: в дополнение к сбору разведданных, Патти должен был «разрушать и выводить из строя железные дороги в Северном Вьетнаме, чтобы ими не могли воспользоваться японцы».

Китайцы все сильнее выступали против совместного американо-французского военного сотрудничества, и было очевидно, что французы заинтересованы не в разгроме японцев, а в возвращении своей колонии. Именно в этот момент Хо Ши Мин снова связался с Патти: «В начале июня Хо Ши Мин дал мне знать, что готов предоставить до 1000 «тренированных» партизан для реализации любого моего плана против японцев».40

Патти ответил, что он серьезно обдумает это предложение. Когда французы отказались участвовать в операции УСС по разрушению железных дорог в Индокитае, Патти решил заменить их вьетнамцами.

 

Группа «Deer» 

16 июля 1945 года командир группы специального назначения «Deer» УСС майор Элисон Кент Томас, два члена его команды и три «француза» прибыли на парашютах в штаб-квартиру Вьетминя в Ким-Лунге.а Томас хотел осмотреть местность, прежде чем отправить туда остальных членов своей команды. Фрэнки Тан ждал на земле, Хо Ши Мин подошел поприветствовать их.


а. «Ощущая историческое значение деревни [Ким-Лунг] для судьбы вьетнамского сопротивления, Хо приказал переименовать ее в Тан-Трао («Новый прилив»)». Источник: William J. Duiker «Ho Chi Minh», стр. 298.

 

«Французы» — европейский офицер и два вьетнамских члена Французской колониальной армии — были «немедленно опознаны» членами Вьетминя, и «только благодаря вмешательству [Фрэнки] Тана с французами обращались дружелюбно».41 Их взял майор Томас, несмотря на предостережение Патти. Хо возражал против их присутствия; их сопроводили обратно в Китай, и Томасу пришлось написать в своем дневнике: «Жаль, что их пришлось отослать, но эти люди не любят французов почти так же, как не любят японцев».b, 42


b. Вернувшись в Куньмин, Патти узнал от французского агента, что у троих «французов» было особое задание — установить контакт с Хо для французской разведки. Источник: Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 196.

 

Томасу было приказано организовать партизанский отряд численностью от 50 до 100 человек. «Он привез с собой достаточное количество контейнеров со стрелковым оружием и взрывчаткой, чтобы вооружить такую группу». Хо сказал Томасу, что у него «три тысячи человек под ружьем». Томас видел около 200 человек вокруг лагеря, «вооруженных французскими винтовками, пистолетами-пулеметами Томпсона и STEN, несколькими пулеметами Bren, а также карабинами».43 Он послал в Куньмин свою рекомендацию использовать 100 «частично подготовленных вьетминьских партизан» и запросил дополнительное снаряжение. «С воздуха было сброшено оружие: один автоматический пулемет, два 60-мм минометных орудия, четыре базуки, восемь пулеметов Bren, двадцать автоматов Томпсона, шестьдесят карабинов М-1, четыре винтовки М-1, двадцать кольтов 45 калибра плюс набор биноклей».с, 44


c. Поскольку вопросы об оружии, предоставлявшемся УСС, были подняты позднее, здесь цифры и типы оружия приводятся по мере появления информации о них в исследованиях.

 

Неужели УСС спасло жизнь Хо Ши Мина?

Остальные шесть членов команды «Deer» спустились на парашютах 29 июля. Томас был в длительной разведке; группу встретили Фрэнки Тан и «мистер Ван»  — будущий командующий освободительной армией Вьетнама, Во Нгуен Зяп, под вымышленным именем.d Зяп извинился за отсутствие Хо, сказав, что тот болен. Два дня спустя, когда членам команды сказали, что Хо все еще болеет, они решили посмотреть, не нужна ли ему помощь. Лейтенант Дефурно, франко-американский член команды, нашел его «в углу закопченной хижины… покрытым чем-то похожим на тряпки… желтая кожа натянулась на скелетообразном теле». Он «дрожал как осиновый лист», очевидно, от сильной лихорадки.45 Медик УСС Пол Хогланд произвел быстрый осмотр и сообщил: «Этому человеку недолго осталось жить в нашем мире».46 Зяп очень переживал за Хо: «Несколько часов он лежал в коме. Каждый раз, приходя в себя, он бормотал о своих идеях по поводу нашей работы. Я отказывался верить, что он делится своими предсмертными пожеланиями. Но потом, оглядываясь назад, я понял, что он чувствовал себя настолько слабым, что диктовал мне свои последние инструкции».47


d. Зяп стал главным военачальником в войне против французов, а затем и американцев. Он считается одним из величайших военных стратегов XX века.

 

Хогланд учился на медбрата и проработал им несколько лет. Он осмотрел Хо и предположил, что тот «страдает малярией, лихорадкой Денге, дизентерией или сочетанием всех трех болезней». Он давал ему «хинин, сульфаниламиды, [и] другие лекарства» и периодически проверял его. Через 10 дней Хо, казалось, пришел в себя. Он снова был на ногах и самостоятельно бродил по лагерю.48

Неужели УСС спасла жизнь Хо? Так оно, конечно, и выглядело. Майор Томас позже сказал, что Хо был «очень болен», но он не уверен, что Хо «умер бы без нас».49 Зяп считал выздоровление Хо заслугой местного специалиста по диким растениям, который кормил Хо рисовой кашей, посыпанной золой от сожженного корня. «Чудо произошло… Президент вышел из комы».50 Вытащили его из преждевременной могилы или нет, Хо снова был на ногах, готовый сделать шаг, который определит будущее Вьетнама.

 

Подготовка Вьетминя. Начало августа 1945 г.

Тем временем, команда «Deer» приступила к работе. Первые шесть дней августа вьетнамцы строили тренировочный лагерь: три барака для новобранцев из Вьетминя, один для УСС, а также склад, лазарет и радиоцентр. И стрельбище. Из 110 новобранцев команда отобрала 40 самых перспективных. Хо Ши Мин назвал их вьетнамо-американским войском.51 Их тренировки и обучение работе с американским оружием продолжалось с 9 по 15 августа. 10 августа с третьей выброской с воздуха были получены еще оружие и боеприпасы.52 Новобранцы были полны энтузиазма; их командир — доволен. «Зяп позаботился о том, чтобы его хорошо снаряженные солдаты были замечены как можно большим числом людей. Куда бы они ни шли… местные жители приветствовали их радостными возгласами».53

15 августа, «узнав о капитуляции Японии, [майор Томас] передал большую часть американского оружия, использовавшегося на учениях, вьетнамо-американскому войску». Три дня спустя Томас получил сообщение из Куньмина, в котором говорилось, что все оборудование УСС должно быть возвращено на американскую базу в Китае.54 Но было уже слишком поздно: вьетнамо-американские войска и команда «Deer» были на пути в Ханой.

 

Вопрос вооружения

В своей биографии «Ho» («Rowman and Littlefield», 2007 г.) Дэвид Халберстам написал то, во что были склонны верить и другие:

«Американцы позже утверждали, что они дали Хо лишь несколько револьверов, хотя существуют веские доказательства того, что летом 1945 года союзники перебросили в Вьетминь пять тысяч единиц оружия. Также, по данным французов и коммунистов, численность вьетминских войск в стране на момент падения Японии составляла пять тысяч человек».(75)

В начале августа 1945 года 5000 единиц оружия для Вьетминя были бы весьма значительным подспорьем. Однако Халберстам не приводит никаких «веских доказательств», о которых говорит, и не сообщает, где он получил эту информацию.

Общий учет вооружений, которые Соединенные Штаты предоставили Вьетминю, отсутствует. Число их было невелико, возможно, менее 200 единиц, в основном переданных командой «Deer». Как отмечалось ранее, 15 августа командир группы «Deer» майор Томас передал вьетнамо-американским войскам все оружие УСС, использовавшееся на учениях. Если бы война продолжалась, то, вероятно, это же оружие было бы выдано вьетнамо-американским силам официально.

Опыт общения с американцами научил Хо, что не стоит ожидать, что его просьбу об оружии удовлетворят. Вьетминь всегда испытывал сложности с вооружением, даже когда их силы были малочисленны. Теперь формировалась армия. Позднее Во Нгуен Зяп писал:

«Мы решили испробовать все средства, чтобы получить больше оружия для нашей армии. Помимо вооружения, которое мы захватили у [вьетнамской] Гражданской гвардии и у японцев в бою, мы использовали деньги и золото, предоставленные народом, чтобы купить больше оружия у японских и китайских войск… Дядя Хо призвал население всей страны принять активное участие в «Золотой неделе», отдав свое золото на покупку оружия у китайцев. За короткое время люди разного достатка пожертвовали двадцать миллионов пиастров и триста семьдесят килограммов золота».55, 56

Историк Бернард Фолл прокомментировал итоги так называемой «Золотой недели»:

«Она была полностью успешной и обеспечила зарождающуюся «Народную Армию Вьетнама» 3000 винтовок, 50 автоматическими винтовками, 600 автоматами и сотней минометов американского производства, плюс значительные запасы были получены от французов и японцев (31 000 винтовок, 700 автоматов, 36 артиллерийских орудий и 18 танков), которые должны были получить китайцы, но не получили».57

Это было началом оснащения Народно-освободительной армии Вьетнама.

 

Дядя Хо делает свой ход. Середина августа 1945 года

Хо, должно быть, внутренне радовался тому, что команда «Deer» прибыла так вовремя и что, мудро используя ее возможности, он может преувеличить истинные масштабы помощи.58

В первые дни августа 1945 года никто не мог предвидеть, что 15-го числа война уже резко закончится. Выздоравливающий Хо Ши Мин следил за событиями в мире по радиоприемнику майора Томаса. По мере того как американцы приближались к Японии, Хо все чаще ощущал необходимость поспешить: когда японцы потерпят поражение, французы вернутся во Вьетнам. «Хо знал, что для сохранения лидерства и динамики своего продвижения он должен продемонстрировать и легитимность, и силу».59 6 августа на Хиросиму была сброшена первая атомная бомба. Конец войны был близок. Хо призвал к встрече членов Вьетминя и политических лидеров со всего Вьетнама.

К 13 августа многочисленные делегаты прибыли в Тан-Трао. В тот же вечер был сформирован Национальный повстанческий комитет. Он издал военный приказ № 1, предписывающий всеобщее восстание; на следующий день был подготовлен план действий. Во Вьетнаме начиналась «августовская революция».

16 августа был созван первый Национальный народный съезд, на котором присутствовали делегаты от политических партий, образовавших фронт Вьетминя, массовых общественных организаций, этнических и религиозных групп. По мере того как они собирались, «они замечали хорошо экипированные и вооруженные дисциплинированные войска, перемещавшиеся по этому району». Фотография Шеннолта была выставлена на всеобщее обозрение рядом с фотографиями Мао и Ленина, и ходили слухи, что Вьетминь — и особенно «дядюшка Хо» — пользуется «тайной» поддержкой союзников».60

Когда Хо взял слово, он рассказал об общей ситуации и «подтвердил важность быстрого захвата власти, позволяющего закрепить позиции ко времени прибытия союзных оккупационных сил».61 По решению Съезда было опубликовано «обращение к народу», призывающее всех вьетнамцев подняться. Оно было подписано «Нгуен Ай Куок» (легендарный агент революции), и вьетнамцы начали осознавать истинный масштаб личности этого загадочного «Хо Ши Мина».a


а. Чарльз Фенн вспоминает: «Большинство… уже давно предполагало, что Нгуен Ай Куок мертв, и это удивительное возрождение было мощным стимулом. Что же касается французов, то они были уверены, что он мертв… Теперь Хо нужно было утвердиться в качестве… того, кто будет консолидировать, а не бунтовать… Скрываясь под именем Хо Ши Мин, он понимал, что китайцы его терпят, американцы принимают, а французы, по крайней мере, не преследуют. Что же касается его соотечественников, то им достаточно было только назвать имя освободителя, чтобы они начинали аплодировать. Источник: Fenn «Ho Chi Minh», стр. 88.

 

В последующие дни восстания вспыхнули по всему Вьетнаму. Некоторые из них были спонтанными, другие были «разожжены местными отрядами Вьетминя».62 19 августа Вьетминь взял Ханой под свой контроль и начал захватывать север страны. 2 сентября 1945 года в Ханое Хо Ши Мин провозгласил независимость новой Демократической Республики Вьетнам.

 

Ужас в Ханое. Конец августа 1945 года
«Вьетминь, сражающийся совместно с американскими войсками в Тонкине, скоро будет здесь, чтобы вытеснить французских угнетателей, которые в прошлом году уморили голодом два миллиона человек».

Это были слова из заголовка газеты, которая распространялась в Ханое в дни, предшествовавшие провозглашению независимости. В статье говорилось, что прибытие в Ханой майора Томаса, «по неподтвержденным данным возглавлявшего основные силы войск Хо, должно стать сигналом к массовой антифранцузской демонстрации».63

Начальник оперативного отдела в Индокитае Архимед Патти прибыл в Ханой 21 августа с группой УСС и в сопровождении пяти человек французской военной команды. На Патти легла задача успокоить французов и проинформировать штаб УСС в Куньмине. Призывы к демонстрациям обеспокоили его. Французской группе, якобы находившейся в Ханое для решения вопросов военнопленных, не были рады ни вьетнамцы, ни японцы. Патти писал: «Зная, что демонстрации могут превратиться в массовые убийства… я передал в Куньмин сообщения прессы, подчеркнув, что важно убедить нашу команду «Deer» покинуть войска Вьетминя… и настоятельно рекомендовал, чтобы три группы специального назначения, действовавшие вдоль северных границ, были возвращены в Куньмин, а затем переброшены по воздуху в Ханой без французских опознавательных знаков… [носившихся для осуществления операций помощи военнопленным]. Я надеялся дистанцировать наших американцев как от Вьетминя, так и от французов».64 Но было уже слишком поздно.

 

Битва при тайском Нгуене 20-25 августа 1945 г.

Когда 16 августа «вьетнамо-американские силы» Во Нгуен Зяпа отправились из Тан-Трао в поход на Ханой, к ним присоединилась группа «Deer». Колонну провожали Хо и делегаты Народного съезда. Хотя приказы УСС предписывали ему «сидеть тихо до дальнейших распоряжений», командир группы «Deer» майор Томас решил, что группа будет сопровождать Во Нгуена Зяпа, чтобы атаковать японскую базу в тайском Нгуене, городе по дороге в Ханой.a


а. Архимед Патти вспоминал: «они [члены команды «Deer»], вероятно, совершенно не обращали внимания на то, какое впечатление они производили на «тайных» союзников Хо. Но после окончания съезда делегаты разъехались по домам по всему Вьетнаму, унося с собой свои впечатления». Источник: Patti «Why Vietnam?», стр. 136.

 

Вьетнамцы и американцы достигли тайского Нгуена рано утром 20 августа. Зяп направил японцам ультиматум с требованием сдаться. Майор Томас получил приказ не принимать капитуляцию японских войск, но он отправил свой собственный ультиматум. Японцы укрылись в старом французском форте и не собирались покидать его. Стрельба вспыхивала и продолжалась время от времени. Все американцы, кроме Томаса, сидели на конспиративной квартире, подальше от военных действий. Томас остался с Зяпом.

Стрельба продолжалась до тех пор, пока 25 августа Вьетминь не предпринял последнюю атаку. Японцы согласились на прекращение огня в тот же день, а позже согласились «оставаться на своем посту», хотя и оставили при себе оружие. По словам Томаса, погибло несколько человек: «шесть японцев наверняка», три вьетминских солдата и пять гражданских.65 26 августа город отпраздновал свое освобождение парадом, и Хо нанес короткий визит из Ханоя. Он попросил команду «Deer» сопровождать его на обратном пути. Но Томасу снова велели «оставаться на месте» — и на этот раз он послушался.66 Когда Зяп прибыл в Ханой, он послал Томасу «две бутылки шампанского и бутылку шотландского виски, чтобы отпраздновать независимость».67

Члены команды «Deer» были недовольны своим лидером. Война закончилась, а майор Томас не подчинился приказу и вступил в бой с японцами. По словам лейтенанта Дефурно, франко-американского сокомандующего команды «Deer», Томас помог организовать нападение на японцев, передал Вьетминю «снаряжение команды» и «помог» в переговорах о капитуляции с японцами.68 Причина нападения на японцев в тайском Нгуене неясна. Предположительно, лидеры Коммунистической партии Индокитая хотели проверить боевые возможности вьетнамо-американских совместных сил… надеясь одержать явную победу в психологических и политических целях.69 Историк Дуглас Пайк считал битву при тайском Нгуене «особенно знаменательной» — она «ознаменовала освобождение Вьетнама».70

 

Завершение

Патти проводил дни в Ханое, занимаясь множеством проблем, учиненных японцами, официальным возмущением французов «невыносимыми вьетнамцами» и французской пропагандой против УСС, а также растущим влиянием союзных властей и визитом советского представителя во Вьетнам, который хотел знать, действительно ли Хо и Вьетминь находятся под американской «защитой», как ему сказали французы.71 И все ждали прихода китайской армии, чтобы принять японскую капитуляцию. Патти пообедал с Хо и Зяпом и помог руководителю французов встретиться с Хо. 29 сентября Патти получил приказы. УСС должна прекратить свою деятельность 1 октября; Патти должен вернуться в Куньмин к этому сроку.72 30 сентября, в свой последний день в Ханое, он был на обеде, который устроил Хо, где также присутствовали Зяп и несколько других вьетнамцев, знакомых Патти.

Команда «Deer» прибыла в Ханой 9 сентября, переехала в дом, предоставленный Вьетминем, и «смогла посетить Ханой в качестве туристов». Вечером 15 сентября накануне своего возвращения в Куньмин, майор Томас «был приглашен на частный ужин с Хо и Зяпом». Позже он вспоминал: «Я прямо спросил Хо, коммунист ли он. Он сказал мне: «Да. Но мы все еще можем быть друзьями, не так ли?».73

 

Последствия и уроки
«Люди говорили, что Хо пришел к власти благодаря нашей поддержке. Я ни на минуту в это не поверю. Я уверен, что Хо пытался использовать тот факт, что американцы дали ему какое-то оборудование. Он заставил многих вьетнамцев поверить, что мы союзники. Но было много причин, почему Хо пришел к власти, и это случилось вовсе не потому, что мы дали оружие для сотни человек».74f

В месяцы, последовавшие за Второй мировой войной, начались дискуссии по поводу роли УСС во Вьетнаме. Французский колониализм вернулся, и Америка теперь поддерживала его как оплот против коммунизма. УСС внезапно оказалось не на той стороне истории. При Рузвельте Америка не желала колониализма, но с его смертью и началом Холодной войны все изменилось. УСС, которое во время войны считали «воплощением американской либеральной идеологии»75, теперь обвиняли в том, что оно было «слишком левым».76 Фенн и Патти подверглись осуждению за свою связь с Хо, и «некоторые авторы утверждали, что действия УСС, особенно команды «Deer» и Архимеда Патти, сыграли важную роль в приведении Вьетминя к власти».77 Спор возник вновь, когда Соединенные Штаты вступили в борьбу с вьетнамскими коммунистами в 1960-х и 70-х годах.

Старина Хо искал контактов с американцами, которые бы позволили ему выделиться среди вьетнамских лидеров, стремившихся заменить французов, задолго до того, как Фенн случайно нашел его. Хо предпочел бы долгосрочные отношения с Соединенными Штатами, но острая потребность была краткосрочной, требующей лишь видимой близости с американцами. Как только Хо получил политическую власть в свои руки, необходимости в связи с американцами больше не стало. С небольшим сожалением он двинулся дальше, возвращаясь к своим постоянным друзьям — Советам, всегда незримо находившимся рядом.а


a. Историк Дикси Бартоломью-Файс отмечал: «К первой годовщине августовской революции ссылки на роль Америки в победе над Японией исчезли; вместо этого «освобождение народа, подвергшегося японскому угнетению» приписывали Советскому Союзу». Источник: Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 312.

 

Не УСС поставило Хо у власти, но оно и не без вины виновато в его продвижении к посту президента Вьетнама. На фотографии он после встречи с министром иностранных дел Франции Бидо в Париже в апреле 1946 года. Фото Keystone/Alamy Stock Photo.

 

Не УСС поставило Хо у власти, но оно несомненно приложило к этому руку. Дело было не в поддержке США, а в ее видимости: «Можно без преувеличения сказать, что он [Хо Ши Мин] заставил американских офицеров плясать под свою дудку с удивительной легкостью» — так это выглядело для критиков. УСС совершало ошибки, и, в случае с майором Томасом, очень существенные. Фенн и Патти работали с Хо, по-видимому, компетентно и профессионально. Оба понимали политические последствия поддержки Хо; его просьбы игнорировали или отклоняли до тех пор, пока он не перестал просить. Два раза Фенн уступал просьбам Хо: сначала об известной встрече с Шеннолтом, а потом о передаче шести пистолетов 45 калибра в оригинальной упаковке. Значимость этих просьб стала понятна только после того, как стало известно, как Хо использовал полученные возможности.

Неясным моментом, часто упускаемым из виду, являлось изменение характера оперативных отношений, начиная с использования Фенном Хо в качестве основного агента по сбору разведданных и заканчивая использованием Патти Вьетминя в качестве сил специального назначения УСС. Классический разведчик не допустил бы «пересечения» двух операций: теоретически, это поставило бы под угрозу безопасность активов обеих операций, если бы одна из них пошла не по сценарию. Но в данном случае это не было реальной проблемой, это было целесообразным в условиях военного времени.

Неожиданным последствием стало то, что политически подкованные агенты секретной разведки были заменены офицерами специального назначения, которые сосредоточились не на политических аспектах операции, а на военных действиях и их успехе. И это помогло Хо и Зяпу манипулировать командой «Deer», повлияв на то, «насколько успешно Хо возвысился в глазах своих людей, использовав скромную миссию команды «Deer» в качестве фантастического психологического фактора… и убедил соперничающих лидеров… что у него есть американская поддержка, и что он и его партия подходят наилучшим образом для формирования временного правительства».78

Сценарий, разработанный Хо, не контролировался УСС. Самый проницательный агент не мог бы предвидеть, как Хо воспользуется полудюжиной пистолетов и фотографией, чтобы обеспечить себе политическое лидерство. Все это было для видимости, и действия лидера команды «Deer» были непредсказуемы: присутствие американцев в Тан-Трао во время народного съезда, затем по дороге в тайский Нгуен и, вероятно, участие в великой битве — все это происходило тогда, когда американская поддержка Вьетминя была наиболее полезной для Хо.

У УСС не было защиты от хитроумия Хо и тех навыков, которые он приобрел благодаря обучению в Коминтерне и при помощи мастера тайных операций Михаила Бородина. Об этих аспектах обучения Хо известно очень мало. В первые годы своего пребывания в Москве (1923-24 гг.) он изучал «Основные приемы подпольной работы» в Университете трудящихся Востока, где готовились коммунистические кадры из Азии.79 Его аспирантская работа была реализована в Кантоне в 1924-27 годах, когда он восстановил связи со старым московским знакомым Михаилом Бородиным, «главным советником Сунь Ятсена», а затем и националистического правительства.a Хо оказался исключительным организатором, а также тайным агентом с более чем двадцатилетним опытом работы. Неудивительно, что относительно неопытные молодые люди из УСС не могли сравниться с ним.


a. Бородин был единомышленником Ленина и Сталина, высокопоставленным функционером Коминтерна и представлял Политбюро ЦК КПСС. Госпожа Чан назвала его «фактически проконсулом России в националистическом Китае». Источник: мадам Чан Кайши (Chiang Kai-shek) «Conversations with Mikhail Borodin» («World Anti-Communist League», 1977 г.), стр. 4.

 

Иметь дело с политическими оппортунистами — суть разведывательной работы. Так было всегда, и нет никаких оснований предполагать, что в дальнейшем будет по-другому. Самым ярким недавним примером был Ахмад Чалаби, «иракский политик, который, находясь в изгнании, помог убедить Соединенные Штаты вторгнуться в Ирак в 2003 году». Его группа, Иракский национальный конгресс, «пыталась влиять на политику США, предоставляя через перебежчиков ложную информацию с целью убедить Соединенные Штаты в том, что Ирак обладает оружием массового уничтожения».80

Возникает вопрос: что может сделать разведка, чтобы защитить себя при столкновении с политическими оппортунистами?

В случае с Хо УСС ошиблось еще на стадии проверки. Фенн старался изо всех сил, но этого было недостаточно. Он узнал, что Хо был антифранцузским мятежником и коммунистом, но не выявил главного: Хо также работал агентом Коминтерна и, вероятно, на тот момент все еще им являлся.b Надлежащая проверка кандидатов в агенты, очевидно, имеет большое значение, и необходимо проявлять особую осторожность, когда у кандидата обнаруживаются сильные политические устремления и большие возможности. Изучение истории разведки — хорошая профилактика: знание того, что было раньше, поможет развить необходимую осторожность любому хорошему разведчику. И у любой разведывательной службы должно быть четкое понимание не только ловушек прошлого, но и политики настоящего.

 

❖ ❖ ❖

 

Автор: Боб Бергин — отставной офицер внешнеполитической службы, интересующийся историей Азии и авиации.

 

❖ ❖ ❖

 

Сноски

  1. «The Tempest» под ред. Virginia Mason Vaughan и Alden T. Vaughan (серия «Arden Shakespeare», изд. «Bloomsbury Publishing», 2011 г.), 2.2.40. Ссылка на действие, сцену и строку.
  2. Dixee Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh: Unexpected Allies in the War against Japan» («University Press of Kansas», 2006 г.), стр. 118.
  3. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 26.
  4. Там же, стр. 124.
  5. Charles Fenn «At the Dragon’s Gate: With the OSS in the Far East» («Naval Institute Press», 2004 г.), стр. 138.
  6. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 69.
  7. Fenn «At the Dragon’s Gate», стр. 138.
  8. Там же.
  9. Там же.
  10. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 153 и 252.
  11. Fenn «At the Dragon’s Gate», стр. 140.
  12. Там же, стр. 141.
  13. William J. Duiker «Ho Chi Minh: A Life» («Hyperion», 2000 г.), стр. 248.
  14. Там же, стр. 264.
  15. Там же, стр. 270.
  16. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 145.
  17. Там же, стр. 146.
  18. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 149.
  19. Fenn «At the Dragon’s Gate», стр. 155.
  20. Там же, стр. 143.
  21. Там же.
  22. Там же, стр. 153.
  23. Charles Fenn «Ho Chi Minh: A Biographical Introduction» («Scribner», 1973 г.), стр. 78.
  24. Там же, стр. 78-79, и Fenn «At the Dragon’s Gate», стр. 154.
  25. Fenn «At the Dragon’s Gate», стр. 152.
  26. Там же.
  27. Там же, стр. 155.
  28. Fenn «Ho Chi Minh», стр. 81.
  29. Archimedes Patti «Why Vietnam?» («University of California Press», 1980 г.), стр. 58.
  30. Fenn «Ho Chi Minh», стр. 81.
  31. Там же, стр. 82.
  32. Patti «Why Vietnam?», стр. 125.
  33. Fenn «Ho Chi Minh», стр. 75.
  34. Там же, стр. 82.
  35. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 160.
  36. Patti «Why Vietnam?», стр. 83.
  37. Там же, стр. 84.
  38. Там же, стр. 87.
  39. Там же, стр. 86.
  40. Там же, стр. 125.
  41. Bartholomew-Feis (цитата Чарльза Фенна) «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 195.
  42. Там же, стр. 201.
  43. Cecil B. Currey «Victory at Any Cost: The Genius of Viet Nam’s Gen. Vo Nguyen Giap» («Potomac Books», 2005 г.), стр. 91.
  44. Там же.
  45. Rene J. Defourneaux «The Winking Fox: Twenty-Two Years in Military Intelligence» («Indiana Creative Arts», 2000 г.), стр. 166.
  46. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 208.
  47. Fenn «Ho Chi Minh», стр. 82; Duiker «Ho Chi Minh: A Life», стр. 302.
  48. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 208.
  49. Duiker «Ho Chi Minh: A Life», стр. 303.
  50. Там же, стр. 302.
  51. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 209.
  52. Там же.
  53. Currey «Victory at Any Cost», стр. 92.
  54. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 218.
  55. Vo Nguyen Giap «Unforgettable Days» («Gioi», 1975 г.), стр. 76-79.
  56. Там же, стр. 66.
  57. Bernard Fall «The Two Viet-Nams: A Political and Military Analysis» («Praeger», 1967 г.), стр. 65, цитируется в книге Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 260.
  58. Patti «Why Vietnam?», стр. 135.
  59. Там же, стр. 134.
  60. Там же, стр. 135.
  61. Duiker «Ho Chi Minh: A Life», стр. 305.
  62. Там же, стр. 307.
  63. Patti «Why Vietnam?», стр. 172.
  64. Там же, стр. 172-73.
  65. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 224.
  66. Там же, стр. 225.
  67. Там же, стр. 258.
  68. Defourneaux «The Winking Fox», стр. 185-186. Среди полученных Томасом приказов был и приказ не принимать японскую капитуляцию: «Полагая, что майор был французом, японцы отказались сдаться ему… Майор признал, что, возможно, ему не следовало там находиться».
  69. David G. Marr «Vietnam 1945» («University of California Press», 1995 г.), стр. 422.
  70. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 224.
  71. Patti «Why Vietnam?», стр. 178-79.
  72. Там же, стр. 364.
  73. Harry Maurer (цитируя руководителя группы «Deer» майора Эллисона Томаса) «Welcome to Our American Friends», в «Strange Ground: Americans in Vietnam 1945-1975, an Oral History», ред. Harry Maurer («Henry Holt and Co.», 1989 г.), стр. 28-37.
  74. Там же, стр. 35.
  75. Bradley F. Smith «The Shadow Warriors: O.S.S. and the Origins of the C.I.A.» («Basic Books», 1983 г.), цитируется в книге Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 311.
  76. Bartholomew-Feis «The OSS and Ho Chi Minh», стр. 311.
  77. Там же, стр. 312.
  78. Patti «Why Vietnam?», стр. 188.
  79. Pierre Brocheux «Ho Chi Minh: A Biography» («Cambridge University Press», 2007 г.), стр. 26.
  80. Sewell Chan «Ahmad Chalabi, Iraqi Politician Who Pushed for U.S. Invasion, Dies at 71», «New York Times», 3 ноября 2015 года. Последняя строка — цитата из доклада комитета Сената по разведке за 2006 год, опубликованного в газете «New York Times».

 

❖ ❖ ❖

 

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: