Яша Левин «Что скрывают Google»

Поделиться в соц. сетях

 

(фрагмент из книги «Интернет как оружие. Что скрывают Google, Tor и ЦРУ»)

 

Интернет подобен огромному невидимому шару, который охватывает весь современный мир. И, как верно понимали Пейдж и Брин, запуская Google, скрыться от него невозможно: все, что совершается людьми онлайн, оставляет след данных. Эти следы при правильном сохранении и использовании — настоящие золотые копи информации, позволяющие узнать многое о человеке на уровне индивида, а на макроуровне уловить важные культурные, экономические и политические тренды.

Google была первой интернет-компанией, которая в полной мере овладела этим кладезем и построила свой бизнес на информации, которую оставляют после себя в сети пользователи. Но она недолго оставалась в одиночестве. Технологии подтолкнули многие компании в этом  направлении. Случилось это практически на всех уровнях — от маленьких приложений до самой разветвленной сети.

Netflix отслеживала фильмы, которые смотрят люди, чтобы предлагать им другие, а также для закупки лицензий и производства новых передач. Angry Birds, финская игра, которая мгновенно распространилась по сети, собирала данные со смартфонов для составления профилей пользователей с указанием возраста, пола, дохода, семейного положения, сексуальной ориентации, национальной принадлежности и даже политических взглядов, чтобы затем передавать их сторонним компаниям, занимающимся таргетированной рекламой. Руководство музыкального стримингового сервиса Pandora открыло новый источник дохода, создавая досье на своих 73 миллионов слушателей: там собирали данные о политических взглядах пользователей, их этнической принадлежности, доходах и даже наличии детей, а затем продавали все это рекламщикам и политическим организациям. Apple добывала данные с устройств (фотографии, почту, текстовые сообщения и местоположение), чтобы лучше организовывать информацию и предугадывать потребности пользователей. В промоматериалах они называли это личным цифровым помощником, который «делает предположения о том, куда вы захотите отправиться».

Крупнейший в мире онлайн-аукцион eBay Пьера Омидьяра использовал специальное программное обеспечение, которое отслеживало данные пользователей и соотносило их с доступной в сети информацией для обнаружения мошенников. Джефф Безос мечтал превратить свой онлайн-ритейлер Amazon в «магазин всего», глобальную торговую платформу, которая сможет предугадывать любые потребности и желания пользователей и доставлять покупки без запроса. Для этого в Amazon была внедрена система слежения и профайлинга. Она регистрировала покупательские привычки пользователя: какие фильмы ему нравятся, какие книги его интересуют, как быстро он читает их на Kindle, что выделяет и отмечает. Также она следила за работниками складов, их перемещениями и эффективностью работы. Компании Amazon требуется невероятная вычислительная мощность для управления столь огромной базой данных, и эта потребность привела к созданию дополнительного прибыльного бизнеса: она сдает в аренду пространство на своих массивных серверах другим компаниям.

Сегодня Amazon не только крупнейший в мире ритейлер, но и самая крупная хостинговая компания, которая получает 10 миллиардов долларов в год за хранение данных других фирм. Facebook, родившись из рейтинговой игры «классный/ужасный» в Гарварде, теперь представляет собой глобальную социальную медиаплатформу, которая работает по модели таргетированной рекламы, сходной с моделью Google. Компания поглощала все, что производили ее пользователи: публикации, тексты, фотографии, видео, лайки и дизлайки, запросы на добавление в друзья — принятые и отклоненные, семейные связи, свадьбы, разводы, местоположение, политические взгляды и даже удаленные публикации, которые не были выложены. Все это скармливалось секретному алгоритму Facebook, который превращал детали чужой личной жизни в частную собственность компании. Возможность устанавливать связи между мнениями и интересами людей, их принадлежностью к разным группам и сообществам была очень по душе самым разным рекламным и маркетинговым конторам.

Прямой доступ, предоставляемый Facebook, особенно нравился политическим кампаниям. Вместо того чтобы сотрясать воздух одной-единственной политической рекламой, они могли использовать подробные поведенческие профили, чтобы сделать свой посыл максимально направленным и показывать ролики, которые бы нравились конкретным пользователям, говоря с ними о том, что им дорого. Интерфейс Facebook даже позволял политическим организациям выгружать списки потенциальных избирателей и сторонников прямо в свои системы данных и использовать социальные сети этих людей, чтобы вычислить тех, кто мог потенциально поддержать их кандидата. Этот инструмент оказался очень мощным и прибыльным. Через десять лет после того, как Марк Цукерберг трансформировал свой гарвардский проект в компанию, его платформу ежедневно посещали 1,28 миллиарда людей по всему миру и каждый пользователь в Америке приносил Facebook 62 доллара годового дохода.

Компания Uber, интернет-оператор такси, использовала данные, чтобы обойти государственный контроль и регулирование для агрессивного захвата городов и ведения в них деятельности наперекор закону. Для этого она разработала специальный инструмент, который анализировал информацию о кредитной карте, телефонных номерах, местоположении и перемещениях пользователей, а также о том, как они использовали приложение, чтобы понять, являлись ли они полицейскими или госслужащими, которые могли вызвать Uber только для того, чтобы оштрафовать водителей или конфисковать автомобиль. В случае, если таковые находились, их негласно помещали в черный список.

Uber, Amazon, Facebook, eBay, Tinder, Apple, Lyft, Four-Square, Airbnb, Spotify, Instagram, Twitter, Angry Birds. Если взглянуть на общую картину, то можно понять, что все эти компании вместе превратили наши компьютеры и телефоны в жучки, подключенные к огромной корпоративной сети наблюдения. Куда мы ходим, что мы делаем, о чем говорим и с кем, кого встречаем — все это записывается и в нужный момент используется для извлечения прибыли. Google, Apple и Facebook знают, что женщина посетила клинику, где делают аборты, даже если она никому об этом не говорила: координаты GPS на телефоне не лгут. Вычислить случайные связи и роман на стороне можно в два счета: вот два смартфона, которые раньше никогда не пересекались, неожиданно оказываются вместе в баре, а потом вместе отправляются в квартиру в другой части города, вместе проводят ночь и утром расстаются. Они знают интимную сторону нашей жизни, даже то, что мы скрываем от самых близких. И, как показывает программа Greyball (Та самая программа, позволявшая выявлять и избегать автоинспекторов, когда те пытались проверить машину Uber) от Uber, от этого никому не скрыться, даже полиции.

В современной экосистеме интернета такое наблюдение за частной жизнью в порядке вещей. Оно незаметно и ничем не примечательно, как воздух, которым мы дышим. Но даже в этой продвинутой, жадной до информации среде, с точки зрения чистого масштаба и универсальности, Google нет равных.

По мере расширения интернета Google росла вместе с ним. Огромные деньги позволили ей подхватить покупательскую лихорадку. Она скупала все: компании и стартапы, — впитывая их в свою активно развивающуюся платформу. Google пошла дальше поиска и электронной почты и занялась электронной обработкой текста, разработкой баз данных и движков для блогинга, социальными сетями, облачным хранением, мобильными платформами, браузерами,  навигационными средствами, облачными вычислениями и самыми разными офисными и производственными приложениями. Перечислять придется долго: Gmail, Google Docs, Google Drive, Google Maps, Android, Google Play, Google Cloud, YouTube, Google Translate, Google Hangouts, Google Chrome, Google+, Google Sites, Google Developer, Google Voice, Google Analytics, Android TV. Она разрослась за пределы чисто интернет-сервисов и проникла в область оптоволоконных телекоммуникационных систем, производства планшетов, ноутбуков, камер наблюдения, автомобилей с системой автопилотирования, в область робототехники, в производство электроэнергии, в технологии продления жизни, кибербезопасность и биотехнологии. Компания даже запустила собственный внутренний инвестиционный банк, конкурирующий со старожилами с Уолл-стрит, и инвестирует деньги во все: от Uber до мутных стартапов, занимающихся разработкой систем сельскохозяйственного мониторинга, от амбициозных компаний, исследующих ДНК человека, типа 23andME, до секретного исследовательского центра под названием Calico, который занимается разработкой технологий продления жизни.

Вне зависимости от характера сервиса или рынка, системы отслеживания и прогнозирования используются всегда. Объем информации, который проходит через систему Google, ошеломляет. К концу 2016 года операционная система Android, разработанная компанией, была установлена на 82% всех новых смартфонов, представленных на мировом рынке, а общее число пользователей операционной системы составляло 1,5 миллиарда человек. Вместе с тем Google обрабатывала миллиарды поисковых запросов и просмотров YouTube в день и имела миллиард активных пользователей Gmail, а это значит, что у нее был доступ к большей части сообщений электронной почты в мире. По оценкам некоторых аналитиков, 25% общего интернет-трафика в Северной Америке проходит через серверы компании. Она не просто подключена к интернету, она и есть интернет. 

Google первой представила бизнес-модель совершенно нового типа. Вместо того чтобы платить за услуги Google деньгами, люди расплачиваются своими данными. И сервисы, которые она предлагает пользователям, — всего лишь приманка, чтобы захватить информацию о них и завладеть их вниманием, которое можно продать рекламодателям. Google использовала информацию для построения империи. К 2017 году ее доходы составляли 90 миллиардов долларов в год, а чистая прибыль — 20 миллиардов; 72 тысячи сотрудников с полной занятостью трудились в 70 офисах в более чем 40 странах мира. Ее рыночная капитализация составляет 593 миллиарда долларов, что ставит ее на второе место в списке самых богатых компаний мира после Apple, другого гиганта Кремниевой долины.

Между тем выживание других интернет-компаний зависит от Google, Snapchat, Twitter, Facebook, Lyft и Uber — все они построили бизнесы стоимостью в миллиарды долларов на универсальной мобильной операционной системе Google. Как верхушка пирамиды Google выигрывает от их успеха. Чем больше людей пользуется их мобильными устройствами, тем больше собирается о них данных.

Что знает Google? Что может угадать? Да практически все. «Что в итоге происходит… нам даже не нужно, чтобы вы что-то писали, — разоткровенничался как-то исполнительный директор компании Эрик Шмидт в 2010 году. — Потому что мы знаем, где вы сейчас и где были до этого. Мы можем более или менее догадаться, о чем вы думаете».

 

Яша Левин «Интернет как оружие. Что скрывают Google, Tor и ЦРУ»

пер. с англ. М. Леонович, Е. Напреенко. — М.: Индивидуум, 2019. 

 

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: