Вильям Энгдаль: Лживая легенда о Поле Волкере

Поделиться в соц. сетях

 

Пол Волкер, который 80-х годах был председателем Федеральной резервной системы, умер в возрасте 92 лет. Крупнейшие СМИ пишут слова похвалы банкиру, который «прикончил инфляцию», возникшую после нефтяных кризисов 1970-х годов и кризиса цен на продовольствие. Но истинное наследие Волкера гораздо менее позитивно. Никто не сделал больше для создания нынешней дисфункциональной финансовой системы с раздутыми долгами, чем бывший экономист «Чейз Манхэттен Бэнк», который провел большую часть своей жизни, работая на самую влиятельную семью американских олигархов.

Истинное наследие Волкера определяют два основных события. Первое из них произошло в августе 1971 года, когда Волкер был высшим должностным лицом в министерстве финансов США при Никсоне. Второе – когда он, начиная с октября 1979 года, занимал пост председателя ФРС при Джимми Картере. Произошедшие события привели к деиндустриализации Соединенных Штатов и экономическому краху большей части некогда развивающегося мира, начавшемуся четыре десятилетия назад.

Разрыв с золотом

В 1960-х годах в экономике США начался серьезный кризис, вызванный недостатком инвестирования. Отрасли мирового уровня, созданные во время и сразу после Второй мировой войны, от стали до алюминия и автомобилей Детройта, все острее нуждались в модернизации и инвестициях. Европа восстановила свою разрушенную войной промышленность и стала, в особенности в лице Германии и Франции, конкурентом США на мировом рынке, зачастую обладая более продвинутой и современной промышленностью. Экономика получала за свой экспорт долларовые излишки, и проблема заключалась в том, что эти доллары США больше не были обеспечены сильнейшей экономикой мира.

К началу 1960-х годов, когда европейские темпы роста начали опережать американские, многим стало ясно, что в закостеневшем Бреттон-Вудском соглашении надо что-то менять. Но Вашингтон под растущим влиянием нью-йоркского банковского сообщества, где ведущие роли занимали «Ситибанк» и «Чейз Манхэттен Бэнк» Дэвида Рокфеллера, отказался играть по тем же правилам, которые он навязал своим союзникам в 1944 году. Нью-йоркские банки начали инвестировать в новые источники более высокой прибыли за рубежом. Этот огромный отток жизненно важного инвестиционного капитала превратил 60-е годы в череду обостряющихся международных валютных кризисов.

Международные банки Нью-Йорка получали огромные прибыли, отказываясь от инвестиций в будущее Америки. В период с 1962 по 1965 год американские корпорации в Западной Европе, согласно отчету президента США 1967 года, приносили от 12 до 14 процентов прибыли, что вдвое больше, чем в случае инвестиций в промышленность США. К концу 1960-х годов европейские центральные банки имели большие долларовые излишки от торговли и инвестиций, но Вашингтон призывал не обменивать их на золото, как было разрешено Бреттон-Вудским соглашением.

Президент Франции Шарль де Голль по совету экономического стратега Жака Рюэффа подверг критике администрацию Джонсона за то, что она проигнорировала Бреттон-Вудское соглашение 1944 года, отказавшись ревальвировать доллар по отношению к золоту. Рюэфф предложил стопроцентную девальвацию доллара, чтобы восстановить справедливость и стабильность денежного порядка. Уолл-стрит и Вашингтон даже слышать об этом не хотели, поскольку это бы ослабило власть международных банков США.

Бреттон-Вудское соглашение устанавливало соотношение каждой валюты с долларом США и фиксированную цену доллара по отношению к золоту в размере 35 долларов, которая держалась со времен Великой депрессии 1930-х годов. В 1944 году США были мировым промышленным лидером и владели подавляющим большинством золота центрального банка, поэтому Бреттон-Вудское соглашение было неохотно принято другими странами. Но к 1960-м годам, когда начался взрыв дефицита бюджета США, вызванный, в основном, растущими расходами на войну во Вьетнаме, инфляция доллара затронула союзников США. Начиная с середины 1960-х годов основные страны во главе с Францией, к которой затем присоединилась Германия, начали требовать от Федеральной резервной системы США, чтобы та выкупила их долларовые излишки за золото из хранилища ФРС в Нью-Йорке, где находится золотой запас США.

В 1959 году внешние обязательства Соединенных Штатов все еще были приблизительно равны стоимости ее официальных золотых резервов. К 1967 году общая сумма внешних обязательств США выросла в три раза по сравнению с запасом золота на уровне 35 долларов за тройскую унцию. Европейские и другие центральные банки начали избавляться от долларов и требовать золото у правительства США. В 1967 году Франция решила обменять свои долларовые и стерлинговые резервы на золото, покинув созданный в 1961 году «Золотой пул». К 1971 году, когда Никсон стал президентом, ситуация с долларом стала критической, так как официальный золотовалютный запас покрывал лишь 25% иностранных обязательств США. Если бы все держатели долларов потребовали обменять их на золото, США не смогли бы расплатиться. Поскольку цены на золото на мировых рынках росли день ото дня, держатели доллара требовали золото США в обмен на бумагу. Жак Рюэфф продолжал ратовать за установление цены на золото в 70 долларов, утверждая, что это прекратит спекуляции и позволит США погасить долларовые излишки в Европе. По его мнению, это сделало бы экспорт промышленной продукции США гораздо более конкурентоспособным и вызвало бы возрождение промышленности США.

Вместо этого Никсон последовал совету своего казначейства и, в частности, заместителя министра иностранных дел Пола Адольфа Волкера. Волкер пришел в казначейство с поста вице-президента «Чейз Манхэттен Бэнк» Дэвида Рокфеллера. В последующие десятилетия Дэвид Рокфеллер и Пол Волкер постоянно пересекались.

15 августа 1971 года Никсон объявил о формальной приостановке конвертируемости доллара в золото, фактически навязывая миру доллар, не имеющий золотого обеспечения. Он в одностороннем порядке разорвал американское Бреттон-Вудское соглашение, и мир был вынужден проглотить огромные негативные последствия плавающих валютных курсов.

Четыре месяца спустя в компромиссном соглашении, известном как Смитсоновское соглашение, которое Никсон назвал «самым значительным валютным соглашением в мировой истории» (дословно), США формально обесценили доллар всего на 8 процентов по отношению к золоту, оценивая его в 38 долларов за тройскую унцию вместо давних 35 долларов. Это был совершенно бессмысленный шаг. Уолл-стрит обыграла Мейн-стрит и промышленность США. Это было фактическое начало американской деиндустриализации в пользу того, что позже будет названо «глобализацией». Спустя годы Волкер назвал свою роль в отмене конвертируемости золота «самым важным событием в своей карьере».

К 1973 году госсекретарь Никсона Генри Киссинджер, еще один протеже Рокфеллера, организовал события, вылившиеся в октябре 1973 года в арабо-израильскую войну, которая фактически была нужна для того, чтобы вызвать нефтяное эмбарго ОПЕК, из-за которого стоимость самого ценного товара в мире выросла на 400% за считанные месяцы. Доллар США, хотя мало кто это понимал, превратился из валюты, обеспеченной золотом, в валюту, обеспеченную нефтедолларом. Вашингтон позаботился о том, чтобы ОПЕК продавала нефть только за доллары США, и этот договор существовал до тех пор, пока Саддам Хусейн не разорвал его несколько десятилетий спустя. Роль Пола Волкера по откреплению доллара от золота в августе 1971 года  была ключевой для стратегии нефтедолларов. Саудовская Аравия, Иран и другие страны ОПЕК перенаправили свои огромные доходы от нефтедоллара в Лондон, где «Чейз Манхэттен» и другие банки Нью-Йорка и Лондона передают их развивающимся странам по низким «плавающим» процентным ставкам.

Председатель ФРС «уничтожает» инфляцию

В 1979 году доллар пережил новый кризис, так как свержение шаха в Иране привело ко второму значительному скачку цен на нефть и долларовому кризису. Обеспокоенный Джимми Картер убедил своего хорошего друга Дэвида Рокфеллера сделать Пола Волкера председателем ФРС, чтобы успокоить рынки и стабилизировать курс доллара. Волкер покинул Вашингтон в 1974 году, чтобы стать председателем Федеральной резервной системы в Нью-Йорке. Он также был одним из основателей очень влиятельной и малоизвестной Трехсторонней комиссии Дэвида Рокфеллера вместе со Збигневом Бжезинским и арахисовым фермером из Джорджии по имени Джимми Картер. Картер был обязан своим президентством Дэвиду Рокфеллеру и заполнил свой кабинет членами трехсторонней комиссии.

Когда к октябрю 1979 года Волкер установил контроль над Федеральной резервной системой, он спровоцировал нарушение денежного обращения, которое привело к тому, что процентные ставки ФРС достигли 20% за несколько недель и ввергли экономику США в самый серьезный крах со времен 1930-х годов. Волкер утверждал, что необходимо «вытеснить инфляцию из системы» и возложил ответственность за инфляцию на профсоюзы и мелких производителей, которые просто пытались не отставать от растущих цен на энергоносители и продукты питания.

Когда Волкер убедил Никсона покончить с золотым обеспечением доллара в 1971 году, это вызвало первый рост инфляции после 1945 года, когда стоимость доллара резко упала, сделав цены на импорт выше. Никсон попытался остановить это с помощью контроля над размером заработных плат в 1971 году, что ограничивало предпринимательскую активность и замедляло экономический рост.

Прежде чем Картер стал президентом в 1977 году, Никсон приказал ФРС избавиться от воздействия нефти и продуктов питания на индекс потребительских цен. Результатом стал фальшивый показатель, известный как «базовая инфляция», индекс, который не учитывает цены на нефть и продукты питания. Рассказывая о своих действиях по процентной ставке после октября 1979 года Волкер никогда не упоминал, что истинной причиной инфляции были махинации Дэвида Рокфеллера в 1970-х годах с ОПЕК. Вместо этого он утверждал, что проблема заключается в повышении уровня жизни населения. Отстаивая эту спорную денежную шоковую терапию, Волкер, в частности, заявил журналисту «Нью-Йорк таймс» Дэвиду МакНэлли: «Уровень жизни в Америке должен снизиться».

Это снижение произошло, так как экономика с 1980 по 1982 годы погрузилась в глубокую рецессию, безработица превысила 10%, а банкротство в сферах строительства, сельского хозяйства и промышленности возросло. К 1982 году высокие процентные ставки в долларах из-за доминирования оного опустошили всю мировую экономику. Это вызвало так называемый долговой кризис в странах третьего мира, от Мексики, Аргентины и Бразилии до Югославии, Польши и так далее. Политика процентных ставок Волкера в сочетании с откреплением доллара от золота заложили основу для самой крупной инфляции — мировой инфляции, начавшейся в 1971 и продолжающейся по сегодняшний день. Между 1971 и началом 1990-х годов, вскоре после ухода Волкера из ФРС, объем долларов в мировом обращении увеличился более чем на 2500%, поскольку золото больше не ограничивало создание долларов.

Пола Волкера следует помнить, но только за то, что он действительно сделал, а не за мифы, придуманные его сторонниками с Уолл-стрит. Вся его карьера, как и карьера его союзника Киссинджера, была связана с Рокфеллерами. Волкер покинул Федеральную резервную систему в 1987 году и был назначен в комитет по трастовым операциям Rockefeller Group. Он был давним членом основанных Рокфеллером Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии, а также возглавлял инвестиционную фирму на Уолл-стрит Wolfensohn & Co. Джеймса Д. Вулфенсона, который позднее стал президентом Всемирного банка. Если проследить фактические действия Пола Волкера с 1971 года, станут понятны причины кризиса, в котором сегодня оказалась мировая экономика.

Оригинал The Bogus Legend of Paul Volcker

 

 

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: