Неудобная правда о протестах в Гонконге, или «китайцам и собакам вход воспрещен»

Поделиться в соц. сетях

 

Когда-то здесь был британский полицейский участок вместе с известной тюрьмой «Виктория». Жители Гонконга трепетали, услышав упоминание о них. Здесь людей задерживали, допрашивали, унижали, пытали и делали так, чтобы они исчезли навсегда.

Теперь, после того как Гонконг «вернулся в Китай», комплекс был преобразован в Центр «Тай Квун» — одно из крупнейших и самых ярких художественных учреждений в Азии.

Это преобразование было символическим, так же как и преобразование трущоб времен британской эпохи в общественные парки.

Но теперь, когда прозападные и антикитайские хулиганы-предатели разобщают и разрушают бывшую британскую колонию, старые колониальные флаги «Британского Гонконга» развеваются рядом с флагами Соединенных Штатов, в то время как китайские флаги попраны и выброшены в бухту.

Мятежники, похоже, ничего не помнят о тех «старых добрых временах» (по их словам), когда над каждым публичным заведением весела табличка: «Китайцам и собакам вход воспрещен». Похоже, что они закрывают глаза на неоколониализм и массовые убийства, которые Северная Америка и Европа постоянно совершают во всех уголках мира.

Сейчас граждане Гонконга напуганы. Но не «правительства», ни полиции, ни Пекина: они боятся так называемых протестующих, похожих на ниндзя молодых людей с закрытыми черной тканью лицами и металлической арматурой в руках.

Мистер Эдмонд, сотрудник Центра «Тай Квун», с горечью отзывается о событиях в своем городе:

«Что действительно страшно сейчас, так это то, что семьи здесь, в Гонконге, глубоко разделены. Отец не разговаривает со своим сыном. В семьях царит тишина. Коллеги не затрагивают тему беспорядков. Ситуация полностью разрушает наш город, наше общество, наши семьи».

«Если кто-то публично не согласен с протестующими, его избивают. Им удалось заставить людей замолчать».

«Люди приезжают сюда, в этот замечательный художественный центр, и если они из Пекина, то теперь они скрывают свою личность. Потому что они напуганы».

Мистер Эдмонд не устает повторять, что «разногласия должны быть похожими на споры в семье». То есть, в разногласия между жителями Гонконга и Пекином, по его словам, не должны вмешиваться посторонние.

Это то, что сейчас чувствуют большинство людей в Гонконге. Это то, что они почувствовали еще в 2014 году, когда я писал о другом продолжительном и разрушительном событии, которое было организовано Западом — так называемой «Революции Зонтиков».

Они чувствуют это, но большинство из них не посмеют это выразить. Мятежники молоды, в хорошей физической форме и вооружены палками и прутьями. Их невозможно идентифицировать, так как их лица скрыты платками. Они пьяны от фанатичного самодовольства; одурманены примитивным чувством цели. Их поведение не рационально — оно религиозно.

Я разговаривал с ними. В 2014 году и сейчас. Большинство из них ничего не знают о внешней политике Запада. Они не имеют ни малейшего представления о жестокости Британской империи. Они не хотят слышать об унижении и страданиях китайского народа, когда его родина была захвачена, раздроблена и оккупирована.

Они эгоистичны, самодовольны и чрезвычайно высокомерны.

Они машут флагами, иностранными флагами. Они плюют на собственные знамена. Они делают то, что им говорят вражеские иностранные державы. И они делают то, за что им платят. Смотреть на это так же грустно, как и стыдно.

«Президент Трамп, пожалуйста, освободите нас!» «Пожалуйста, спасите нас, президент Трамп!» Вот что они кричат. Это то, что написано у них на плакатах.

С ними очень сложно разговаривать. Я пытался. Большинство из них не хотят показывать свои лица и говорить. Кажется, они чувствуют себя в безопасности только тогда, когда находятся в «стае», в толпе. Когда с ними пытаешься спорить, выясняется, что они очень мало знают. Даже о Китае, даже о самом Гонконге.

Но они готовы поучать других и читать лекции.

Логические аргументы, которые они не могут опровергнуть, вызывают у них агрессию.

Всего несколько дней назад они напали на местного учителя, который пел гимн Китая. Они избили его. Ребенок, который был свидетелем этого события, пришел в ужас. Он плакал, а учитель продолжал петь.

Они бьют тех, кто пытается заставить их прекратить разрушать город. Они бьют тех, кто их стыдит.

Всякий раз, когда мне удается подольше с ними пообщаться, я чувствую то же самое, что при общении с религиозными фанатиками на Ближнем Востоке. Возможно, это даже не должно удивлять, поскольку и те, и другие являются продуктом западных пропагандистов и их союзников.

Людей, отказывающихся брать их листовки в аэропорту ‑ бьют. Если посетители торговых центров вступают в споры мятежниками, те публично их избивают.

Скрывать свои лица черными шарфами было бы незаконным во многих странах Запада, если бы так поступали, скажем, мусульманские женщины или местные мятежники. Но западные СМИ, крайне избирательные в своих сообщениях, прославляют это явление здесь просто потому, что это противоречит интересам Китайской Народной Республики.

Китайский народ – это народ с тысячелетней культурой, в основном толерантный, он не привык ко всему этому. События последних трех месяцев являются чем-то совершенно чуждым для него. Поэтому многие напуганы. Очень напуганы. Вплоть до отчаяния.

Ведь ниндзя обычно выпрыгивают из ниоткуда и наносят удары направо и налево, но с экранов телевизоров, а не прямо посреди улиц.

***

Поскольку я снимаю в Гонконге репортажи для телевизионных компаний, картина становится все яснее и яснее.

Как только здесь поднимаются флаги США, или начинают петь американский гимн, все это сразу же кидаются снимать сотни западных медиабригад.

Но когда портится государственная собственность, подвергаются нападениям станции метро, пешеходы и автомобилисты, западных камер нигде не видно.

Если протестующие разгромят аэропорт Хитроу в Лондоне, силовые структуры немедленно отреагируют. Здесь же мятежникам рукоплещут иностранцы.

Очевидно, что западные СМИ и участники беспорядков работают рука об руку. У них одинаковые цели.

***

Страх смешивается со стыдом. Никто в Гонконге не хочет давать какие-либо комментарии под запись. Даже на такие, казалось бы, «невинные» темы, как крах туризма.

Те, кто разрушают город, очевидно, не желают брать на себя ответственность за проблемы, которые они создают его гражданам.

Те, кто на стороне Пекина, те, кто верят в «один Китай» и являются молчаливым большинством, испытывают стыд, потому что в одном густонаселенном городском районе среди них живет много предателей.

Поэтому тишина!

Все здесь, в Гонконге и в материковом Китае понимают, насколько опасна ситуация на самом деле. Лидеров беспорядков, таких как Джошуа Вонг, готовят Вашингтон, Лондон и Берлин. Их поддерживают морально и материально, поэтому они мало чем отличаются от таких людей, как Гуайдо в Венесуэле. Г-н Вонг, как известно, ассоциирует себя с такими организациями, как «Белые каски», которые работают от имени Запада над «сменой режима» в Сирии.

Уничтожить, разбить Китай на части — теперь главная цель внешней политики Запада. Пекин подвергается нападениям на всех фронтах: уйгуры, инициатива «Один пояс – один путь», Тайвань, Тибет, Южно-Китайское море, торговля. Чем успешнее становится Китай, тем большему количеству атак он подвергается.

Согласно легенде, Гонконг был городом, где «улицы вымощены золотом». Материковые китайцы привыкли воспринимать его как полурай. Но все изменилось. Теперь изменилось. Соседние города, такие как Шэньчжэнь и Гуанчжоу, обладают лучшей инфраструктурой, более развитой культурной жизнью и меньшим уровенем бедности.

В одном из международных отелей Гонконга менеджер мне сказал:

«Люди из материкового Китая больше не видят в Гонконге что-то привлекательное. Они больше не приезжают сюда часто. С ними здесь плохо обращаются. Теперь они путешествуют в Таиланд или в Европу».

Граждане Гонконга чувствуют разочарование и злость. Их «уникальность» испаряется. Их оставляют позади. Уровень бедности растет. Уровень владения английским языком снижается, а бизнес переезжает в Сингапур. Гонконг — самый дорогой город на земле, слишком дорогой для большинства собственных жителей.

Здесь экстремальный капитализм не принес людям ничего особенно потрясающего. Становится все более очевидным, что коммунистическая (или если хотите называйте «социализм с китайской спецификой») система стала намного более успешной, чем старый неолиберализм в британском стиле, с точки зрения социальной политики, инфраструктуры, искусства и общего качества жизни.

Испорченные, эгоистичные молодые люди Гонконга возмущены. Как так? Они вдруг оказались не на вершине мира? Коммунисты, живущие «за чертой», лучше почти во всем, к чему они прикасаются?

Вместо того, чтобы работать усерднее, они поворачиваются против материкового Китая.

Они хотят убедить весь Гонконг и даже материк, что «Гонконгский путь» — единственный правильный путь. И, конечно же, имеется достаточно ресурсов для поддержания их безумных претензий. Финансирование поступает от теряющих человечность западных обществ.

***

Большинство граждан Гонконга боятся, что мятежники могут преуспеть.

Они уже добились отозвания законопроекта об экстрадиции, который мог бы помочь Гонконгу бороться с повсеместной коррупцией и неуязвимостью его бизнес-элит.

Им уже удалось запугать правительство Гонконга и заставить его идти на компромиссы.

Мятежники ведут себя как могущественные, жестокие банды, и при этом пользуются полной пропагандистской поддержкой Запада.

Но нравится им это или нет, Гонконг — это Китай. Спросите продавца продуктового магазина в Норт-Пойнте, спросите рабочих, старушек на скамейке в парке или учителя начальной школы, и вы все поймете. Им все равно, является ли Гонконг особенным или нет. Им не нужно выпендриваться. Они просто хотят жить, выживать и надеяться на лучшее будущее.

И лучшее будущее может их ждать определенно с Пекином, а не с Вашингтоном или Лондоном.

С Лондоном они уже были. Им этого было достаточно.

Вы бы услышали лозунг «Больше Пекина, а не меньше», если бы люди не боялись говорить. В 2014 году, когда все было не так экстремально, как сейчас, они мне так и говорили.

Теперь будет нелегко справиться с сотнями тысяч фанатиков, которые размахивают арматурой. Их религия проста — «Запад». Такая же абстрактная, как и их требования, как и их яростные вспышки комплекса неполноценности.

И местное большинство, и Пекин должны тщательно подумать, какую стратегию выбрать, чтобы защитить Гонконг и Китай от этих жестоких, незрелых, аморальных, продажных хулиганов и политиков-предателей.

Андре Влчек — режиссер и журналист, специально для интернет-журнала  «Новое Восточное Обозрение».

Статья переведена специально для краудфандинговой площадки День ТВ. При копировании материалов ссылка на наш сайт обязательна.

 

В Подписаться на сообщество вКонтакте

Поделиться в соц. сетях

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: