Вильям Энгдаль: Россия оказалась права?

Поделиться в социальных сетях

В своем недавнем выступлении на конференции производителей сланцевых углеводородов в штате Пенсильвания президент США Дональд Трамп, отметив впечатляющий рост добычи сланцевого газа и сланцевой нефти в последнее десятилетие, заявил, что нетрадиционные источники энергии в виде сланцевых углеводородов сделали «Америку величайшей энергетической сверхдержавой в истории». На первый взгляд, достижение действительно впечатляет. С 2011 года США обогнали Россию и стали крупнейшим в мире производителем природного газа. К 2018 году США обогнали Россию и Саудовскую Аравию, чтобы стать ведущим мировым производителем нефти. И все это благодаря сланцевым углеводородам. Но успех может быть недолгим.

Рост сланцевой энергетики и благоприятные геологические условия в Западном Техасе, Северной Дакоте и в других регионах предоставили США существенный геополитический рычаг, причем не только в отношении Ближнего Востока или Венесуэлы, но также и в отношении ЕС, где Россия остается главным поставщиком газа. Могут ли США и дальше полагаться на ведущую роль в нефтегазовой промышленности, или это всего лишь всплеск, который может закончиться так же внезапно, как и появился?

Пока Трамп наслаждался триумфом, выступая перед представителями сланцевой промышленности в Питтсбурге, министр энергетики России Александр Новак указал на недавнее замедление добычи сланцевой нефти в ключевых областях США: «Если прогнозы оправдаются, мы увидим в течение нескольких лет потолок добычи». Он указал на значительное сокращение добычи сланцевой нефти в последние месяцы и прогнозы Уолл-стрит о значительном замедлении роста добычи сланца в 2020 году. Перспективы добычи сланцевого газа в США также далеки от позитивных, несмотря на то, что сейчас он добывается в избытке. Наблюдается рост инфраструктуры и увеличение количества терминалов для экспорта сжиженного природного газа (СПГ), но пока этого не достаточно для того, чтобы сделать США основным поставщиком в Европу и конкурировать с российским газом, да и деньги с Уолл-стрит тоже иссякают.

Победа Евросоюза за Трампом

Администрация Трампа приложила немало политических усилий, пытаясь убедить ЕС и другие страны покупать американский сланцевый газ вместо российского традиционного природного газа, мотивируя это необходимостью привлекать разных поставщиков. Сейчас это выглядит маловероятным. Несмотря на сильное противодействие США строительству европейского газопровода Северный поток — 2, соединяющего Россию и Германию через Балтийское море, который удвоит пропускную способность и значительно уменьшит зависимость от украинского трубопровода, последний барьер, Дания, только что объявила, что одобрит проведение газопровода через свои воды. Решение Дании, принятое несмотря на длительное давление Вашингтона, является явным поражением энергетической геополитической стратегии Трампа по замене российского газа из трубы на американский сжиженный газ. Газпром планирует достроить вторую ветку Северного потока, чтобы удвоить мощность и начать поставки уже в начале 2020 года.

Совсем недавно, в июле 2018 года, на встрече с председателем Европейской комиссии Юнкером в Вашингтоне Трамп объявил, что Европейский союз скоро станет «крупным покупателем» сжиженного природного газа (СПГ) у США. Этого пока не произошло. Хоть экспорт и сдвинулся с минимального уровня два года назад, неспособность США блокировать российский газ наносит серьезный удар по этим надеждам.

Из-за Северного потока — 2 перспективы США стать основным экспортером СПГ на рынки ЕС в последующие годы весьма невелики, не считая ограниченных по сроку контрактов между американскими поставщиками СПГ и Польшей.

Польша превращается в Норвегию

Но даже этот единственный покупатель американского сланцевого СПГ в Европейском союзе, ищет «нерусский» газ в других местах. После подписания в 2018 году контракта с американской компанией, Польша стала интересоваться норвежскиим газом. Глава польской государственной нефтегазовой компании Петр Возняк только что объявил:

«С 2022 года мы будем импортировать около 2,5 миллионов кубометров природного газа нашей собственной добычи на Норвежский континентальный шельф через Балтийский трубопровод с запланированной мощностью 10 миллиардов кубометров. Мы будем закупать остальное топливо через норвежский рынок». Это не вяжется с мечтами об огромных закупках более дорогого газа у американских поставщиков.

Экспорт американского СПГ зависит от строительства дорогостоящей инфраструктуры для сжижения газа, а также от специальных портовых сооружений и танкеров для загрузки и отгрузки газа. Недавние крайне низкие внутренние цены на газ в США и высокая стоимость инвестиций привели к задержке завершения строительства основных экспортных мощностей. В 2018 году добыча природного газа в США, в основном за счет сланцевой добычи, привела к избытку газа, из-за чего цены на газ в США упали до 25-летнего минимума. В этом году добыча газа на 10% выше, чем в прошлом году.

Chesapeake Energy, второй по величине производитель газа в США, резко сокращает инвестиции, пытается продать активы и сократить долги. Компания обнаружила обширное месторождение Хейнсвилль в 2008 году, но сейчас добывает газ на севере Луизианы и в восточном Техасе, где добыча газа считается самой прибыльной в США из-за низких затрат. Компания взяла крупные кредиты после 2010 года, когда ФРС держала процентные ставки на нуле, чтобы извлечь выгоду из бума сланцевого газа. Теперь, когда газ в изобилии и политика ФРС ужесточена, Chesapeake Energy и другие компании остались с огромными долгами и падающими ценами на газ.

Они могут обанкротиться, и более крупные конкуренты, такие как ExxonMobil, смогут за дешево скупить их запасы газа, но экономические перспективы будущих гигантских инвестиций в экспорт СПГ из США в ЕС или Китай не слишком впечатляют. Торговая война Вашингтона с Китаем заставила Китай обратиться к России, Австралии, Катару и другим странам за безопасным импортом СПГ как раз в то время, когда американские экспортеры СПГ расширяли инфраструктуру. В ответ на американские тарифы Китай ввел 25-процентный тариф на импорт американского СПГ, фактически уничтожив перспективы поставок газа из США. Реальность такова, что американский газ должен столкнуться с жесткой конкуренцией со стороны ряда других производителей как в ЕС, так и в Азии.

Сокращение запасов сланцевой нефти в США?        

Перспективы того, что американский сланцевый газ станет глобальным доминирующим игроком, в настоящее время невелики, но и перспективы сланцевой нефти, которая в последние годы является основным направлением добычи углеводородов в США, сталкиваются с проблемами. Наблюдается резкое сокращение инвестиций в проекты по добыче сланцевой нефти, поскольку все больше компаний с Уолл-стрит опасаются глобального экономического спада и не хотят рисковать.

В последние десять лет добыча нетрадиционной сланцевой нефти в США была для многих неожиданно высокой. По данным Управления энергетической информации США (Energy Information Administration, EIA), добыча сырой нефти в США в 2018 году достигла рекордных 10,96 миллионов баррелей в день. Из них порядка 6,5 млн. баррелей, почти 60% от общего количества, добывались из сланцевых запасов и в основном из обширного Пермского бассейна в Западном Техасе. Но темпы роста значительно замедлились, поскольку некоторые предсказывают снижение запасов сланцевой нефти.

По оценкам Rystad Energy, после пикового роста в конце 2018 года, когда добыча сланца в США росла на 1,8 млн. баррелей в день ежегодно, она снизится вдвое. Также отмечается, что «значительное увеличение активности скважин в течение 2017–2018 годов» произошло за счет того, что так называемые «молодые» скважины добывают большое количество нефти в первые несколько кварталов, но затем добыча резко снижается.

В условиях, когда мировые цены на нефть застряли в диапазоне 50 долларов, несмотря на геополитические потрясения в Венесуэле, Иране и даже Саудовской Аравии, экономика сланцевой нефти сталкивается со стрессом. Большинство некрупных сланцевых компаний по-прежнему работают в убыток, и если это не изменится в ближайшее время, темпы банкротства сланцевой нефтяной отрасли в США могут возрасти.

Проблема в том, что большая часть экономики США по добыче сланцевой нефти непрозрачна. Значительные инвестиции в компании по добыче сланцевой нефти в последние годы были основаны на оценках самих компаний, говорящих об увеличении запасов нефти. Однако цифры подвержены серьезному конфликту интересов. С 2008 года Комиссия по ценным бумагам и биржам позволяет нефтяным компаниям использовать «запатентованные методы» подсчета запасов, которые не подлежат разглашению. Пока производство процветало, и денег было много, никто против этого не возражал. Теперь же все меняется. Недавно генеральный директор одной из крупнейших компаний в Пермском бассейне Скотт Шеффилд из Pioneer Natural Resources признал, что в нефтяной промышленности исчерпаны месторождения сланцевой нефти первого уровня, то есть продуктивные пластовые зоны, где затраты достаточно низкие, что гарантирует прибыль. Это серьезный шаг для Шеффилда, который всего два года назад сравнивал запасы сланцев Пермского бассейна с запасами Саудовской Аравии.

На данном этапе вероятно дальнейшее снижение темпов добычи сланцевой нефти в США и, следовательно, нефти в США в целом. Известно, что сланцевый бум обеспечивают скважины, которые достигают пика добычи, но затем они истощаются гораздо быстрее, чем обычные скважины. Технологии помогли смягчить негативные последствия, но только потому, что деньги были дешевыми, и цены на нефть росли. С 2018 года цены упали. В октябре 2018 года нефть марки West Texas Intermediate продавалась по цене более 75 долларов за баррель. Сегодня для большинства компаний, добывающих сланцевую нефть, она составляет около 56 долларов США, что уже близко к неокупаемости.

Шин Ким из S&P Global Platts считает, что «сланец разочарует быстрее, чем считает промышленность» и «больше не будет тех темпов роста добычи сланца в размере миллиона или полутора миллионов баррелей в день».

Геополитические последствия быстрого снижения добычи сланцевой нефти в США могут оказать серьезное влияние на внешнюю политику США, поскольку сокращение инвестиций в нефтяные месторождения США не является хорошей новостью для перспектив Трампа быть переизбранным на второй срок. Одним из зловещих признаков можно назвать тот факт, что если в предыдущие периоды спада нефтедобывающие компании просто ждали, теперь они разбирают свои буровые установки на части и продают как металлолом.

Вильям Энгдаль, консультант по стратегическим рискам и лектор, доктор политических наук Принстонского университета

Оригинал

 

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий