Монголия преподала Западу урок геополитического управления

Поделиться в социальных сетях

2 сентября президент России Владимир Путин начал двухдневный визит в столицу Монголии Улан-Батор, по завершении которого было подписано Соглашение о стратегическом сотрудничестве. Особое внимание в нем уделяется инфраструктурному, экономическому и научному сотрудничеству. Параллельно с этими событиями Южная Корея инициировала создание железнодорожного сообщества Северо-Восточной Азии, которое будет включать Северную Корею, Южную Корею, Китай, Японию, Россию и Монголию, и, возможно, перерастет в стратегическое партнерство, включающее торговлю, сотрудничество в области энергетики и безопасности.

Конечно, заключению договора во многом способствовала личная дружба Владимира Путина с президентом Монголии Халтмаагийном Баттулгой, подкрепленная из совместной любовью к занятиям дзюдо, однако личные симпатии далеко не определяющий фактор заинтересованности Монголии во взаимовыгодных отношениях с Россией и Китаем. Давайте обратимся к историческим, географическим, демографическим и экономическим предпосылкам этих отношений.

Монголия занимает 18-е место в мире по размеру и только 134-е место по населению. У нее самая низкая плотность населения по сравнению с любым суверенным национальным государством на Земле. Тем не менее, Монголия обладает впечатляющими запасами полезных ископаемых, среди которых наиболее выделяются медь, золото и уголь. Минеральные ресурсы составляют 80% всего экспорта Монголии, а оставшуюся часть в основном занимает скот.

Кажется, монголы должны находиться в состоянии постоянной геостратегической тревоги, тем не менее, складывается впечатление, что это не так. Монголия служит практическим примером неконфликтного геополитического управления, как со стороны своего руководства, так и со стороны Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Глубина и сложность взаимосвязей между этими тремя странами и их исконным населением выходят далеко за рамки этой статьи, поэтому я ограничу свое повествование историческими данными послевоенного периода.

В 1949 году Китайская Народная Республика и Монголия подписали договор о взаимном признании, и КНР согласилась со вступлением Монголии в Организацию Объединенных Наций, окончательно урегулировав вопрос о суверенитете в 1961 году, а сотрудничество между Советским Союзом и Монголией было весьма существенным. В интервью монгольской газете «Одрийн сонин», опубликованном 1 сентября, президент Путин обратил внимание на совместную российско-монгольскую победу над японцами в боях на Халхин-Голе в 1939 году, которые оттянули вступление Японии во вторую мировую войну и тем самым позволили дополнительным частям Красной армии участвовать в Битве под Москвой. Президент Путин также отметил, что Россия должна выразить благодарность монгольскому народу, который помогал Красной Армии во время Великой Отечественной войны.

Тем не менее, с учетом этой трогательной истории, изложенной в общих чертах, вряд ли требуется объяснение того, что, учитывая географию, демографию и природные ресурсы Монголии, поддержание стабильности и безопасности в стране всегда будет требовать прагматичной и неконфликтной геополитики, как от политического руководства самой Монголии, так и от Российской Федерации и КНР.

Хорошей новостью является то, что именно это и происходит. Все заинтересованные стороны понимают, что миру нужны буферы. Чем не урок для архитекторов украинской катастрофы? Что касается Украины, я уже потерял счет тому, сколько раз я слышал, как кто-то утверждает, что «Президент Кучма (или Янукович) совершил ошибку, пытаясь усидеть на двух стульях…». Меня всегда смущал этот аргумент, поскольку, что в случае Кучмы, что в случае Януковича «усидеть на двух стульях» было единственной прагматичной и жизнеспособной политикой. До тех пор, пока Россия ощущала защищенность своих экономических и геополитических интересов, а ЕС не начал мечтать о еще одной колонии, политика «усидеть на двух стульях» была оптимальной политикой для поддержания безопасности, стабильности и развития Украины.

К сожалению, руководство ЕС просто не было готово к таким компромиссам. Евразийский таможенный союз предложил Украине 15 миллиардов долларов, немедленный беспошлинный доступ ко всем своим рынкам и статус равного партнера. Правда, ЕС не собирался выполнять собственные условия — он прост хотел заполучить сельскохозяйственную колонию, соблазнив аборигенов своими правозащитными песнями (немного смахивает на то, как британцы убеждали аборигенов-австралийцев отказаться от любых претензий на свои исконные земли в обмен на мешок разноцветных стеклянных бус).

Аборигены никогда раньше не видели даже обычного стекла, не говоря уже о переливающемся и цветном, поэтому решили, что оно должно быть очень ценным.

Но все же вернемся к Украине. Как только Евразийский таможенный союз предложил ей выгодную торговую сделку, это сразу же вызвало прозападный государственный переворот.

Не является ли Монголия на этом фоне хорошим примером геополитического прагматизма?

Президент Баттулга понимает, что суверенитет его страны лучше всего защищать посредством сбалансированной торговой политики и политики прямых иностранных инвестиций. Кроме того, он абсолютно привержен принципу, закрепленному в Конституции Монголии, о том, что природные ресурсы Монголии принадлежат народу Монголии и должны использоваться в его интересах. В Монголии мы видим модель суверенитета, основанную на многостороннем уважительном признании статуса Монголии как естественного буфера.

Падрейг МакГрат

Источник

Сокращенный перевод статьи выполнен специально для краудфандинговой площадки День ТВ. При копировании материалов ссылка на наш сайт обязательна.

 

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий