Биотехнологи готовы определить, что такое человек

Поделиться в социальных сетях

Создание существ, являющихся людьми лишь на отчасти и сочетающих в себе признаки как человека, так и животного, вплоть до конца XX века казалось чем-то из области греческой мифологии. Но новое исследование «базлов», полностью развитых и жизнеспособных гибридов коз и овец, показало, что создание таких «химер» стало возможным. До недавнего времени предупреждение Г. Дж. Уэллса, еще столетие назад прозвучавшее в его романе «Остров доктора Моро», о том, что подобные научные эксперименты могут привести к ужасным последствиям и искажениям, казалось фантастическим. Но скоро все изменится. В конце июля стало известно о том, что биолог Хуан Карлос Исписуа Бельмонте, директор лаборатории Института Солка в Калифорнии, создал эмбрион химеры человека и обезьяны. Он сделал это совместно с другими исследователями в Китае. А в этом месяце ожидается, что правительство Японии даст зеленый свет ученому Хиромитсу Накаучи, руководителю групп Токийского университета и Стэнфордского университета (Калифорния), для проведения подобных экспериментов по созданию химеры человека и свиньи, но уже с целью довести дело до конца. Эти новые формы жизни скоро могут оказаться среди нас.

Доктор Накаучи признает, что опасения Уэллса и более поздних авторов, таких как Олдос Хаксли, который в своем романе «О дивный новый мир» (1932) предсказал деление людей на касты, обусловленное технологическим вмешательством в их биологию, не являются надуманными. Однако искусство введения человеческих клеток в нужные места эмбрионов животных пока что более чем несовершенно, как и большинство манипуляций с эмбрионами. Биология развития — это просто-напросто не та наука, которая могла бы служить руководством для инженерной программы. Будет ли в итоге у мышей и свиней человеческое сознание? Выяснить это заранее не получится, но если все же это произойдет, доктор Накаучи обещает тут же остановить эксперименты и уничтожить результаты.

Недавно одобренные методики создания химеры человека и животного — это лишь часть научно и этически сомнительных методов, которые ежедневно педалируются и постепенно возводятся в ранг нормы усилиями групп экспертов, действующими в интересах предпринимателей биотехнологической отрасли, преследующих финансовые интересы. В 1997 году я попытался запатентовать таких получеловеческих существ и подал заявку на патент. Я не планировал создавать химеру, но как биолог, чья работа требует тщательного отслеживания соответствующей научной литературы, я знал, что такие организмы могут в конечном итоге быть получены, и что мы быстро приближаемся к эпохе деконструкции, реконфигурации и коммодификации биологии человека, и общественность заслуживает того, чтобы знать об этом.

Объявление о патентной заявке на химеру в 1998 году было встречено насмешками и обвинениями в недобросовестности тогдашнего Уполномоченного по патентам в США, а также обвинениями в адрес некоторых руководителей и ученых в области биотехнологий. Например, кафедра генетики в Гарвардской медицинской школе утверждала, что «создание химер — диковинное начинание. Никто не пытается сделать подобное в настоящее время, тем более, никто не вовлекает в такие эксперименты человека». Однако немногим более двух десятилетий спустя некогда гротескные разработки стали нормой и получили одобрение экспертов.

Фактически в последние четыре десятилетия заинтересованные стороны неоднократно преуменьшали индивидуальный риск и потенциальное социальное воздействие различных экспериментов, связанных с медициной, в то же время, давая нереалистичные обещания, пользуясь новизной подобных методов. Те, кто действует в интересах бизнеса, часто рекламируют перспективные методы лечения в очень упрощенном варианте, преувеличивая силу и исключительное действие предпочтительных для них (часто запатентованных) генов. С научной точки зрения, это попытка форсировать готовность пациентов к вмешательству и ввести их в заблуждение относительно природы метода, при помощи которого в человека будут внесены изменения.

Например, понятное желание избежать распространения митохондриальной болезни привело к созданию метода переноса ядра яйцеклетки одной женщины (содержащей около 20 000 генов) в яйцеклетку другой женщины, что привело к появлению эмбрионов, созданных из клеток трех человек. Название процедуры изменили, и то, что, по сути, является разновидностью клонирования, назвали «заменой митохондрий» (с участием только 23 генов). Эта процедура обманом была продана жителям Великобритании, где была одобрена и в настоящее время активно применяется.

Инструмент для редактирования генома «CRISPR» является последней разработкой, которая была вынесена на рассмотрение экспертов. Теперь им предстоит решить, когда именно случится неизбежное. Но любое беспристрастное рассмотрение экстремальной природы этих методологий должна встряхнуть нас и заставить осознать, что общественности необходимо узнать о происходящем и вмешаться в то, что, несомненно, изменит нашу концепцию человеческой идентичности.

Стюарт А. Ньюман, профессор клеточной биологии и анатомии в Нью-Йоркском медицинском колледже.

Источник

Статья переведена специально для краудфандинговой площадки День ТВ. При копировании материалов ссылка на наш сайт обязательна.

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий