Боливийский гамбит

Поделиться в социальных сетях

Президент Боливии Эво Моралес посетил Москву на прошлой неделе и объявил, что его страна заинтересована в расширении сотрудничества с Россией в области литиевой промышленности, в случае успешной и полноценной реализации которого великая евразийская держава сможет воспользоваться своей глобальной стратегической конкурентоспособностью в сфере добычи природных ресурсов и станет незаменимым звеном цепочки высокотехнологичного экспорта, который движет экономикой XXI века.

Когда заходит речь о роли России в мировой экономике, как правило, на Западе ее не воспринимают всерьез, считая лишь «бензоколонкой». Но все может измениться после визита президента Боливии в Москву на прошлой неделе. Южноамериканский лидер объявил, что его страна заинтересована в активизации сотрудничества с Россией в области литиевой промышленности в дополнение к уже существующему сотрудничеству в нефтегазовой сфере и в сфере ядерной энергетики, что в случае успешной и полноценной реализации станет смелым экономическим шагом. Латиноамериканское информационное агенство TeleSur, цитируя Вестник внешней политики (Foreign Policy Review), в своей статье о поездке президента Моралеса сообщает, что солончаки Уюни, не имеющие выхода к морю, по оценкам содержат примерно 50–70% мировых запасов лития, который XXI веке приобретает все большую важность для экономики благодаря тому, что используется при «создании мощных аккумуляторов для сотовых телефонов, ноутбуков и гибридных автомобилей», не говоря уже о военном применении для вышеупомянутых и других устройств.

Глобальная стратегическая конкурентоспособность России в области добычи этого ресурса может позволить ей стать незаменимым звеном в цепи высокотехнологичного экспорта, если она сможет заключить соответствующие сделки с Боливией и, по мере необходимости, осуществлять поставки на глобальный рынок, тем самым позиционируя себя великой евразийской державой и становясь незаменимой в мировой экономике будущего. Беспрецедентные возможности, которые здесь открываются, могут значительно помочь президенту Путину реализовать свое амбициозное видение социально-экономического развития России. Если российские компании воспользуются этими стратегическими с экономической точки зрения возможностями и увеличат количество рабочих мест внутри страны, это, в свою очередь, может привести к увеличению доходов национального бюджета, и такой «гамбит» принесет пользу всему населению, пусть и косвенно. Однако, как это обычно бывает, едва намечаются какие-либо позитивные подвижки в формировании многополярного мирового порядка, с большой долей вероятности США сделают все возможное, чтобы обратить вспять этот прогресс и восстановить свое исчезающее влияние.

Автор обратил внимание на некоторые уязвимые места Боливии, с которыми она сталкивается в процессе гибридной войны. Они обсуждались на брифинге информационного аненства Global Research в 2016 году. Тогда речь шла о том, что космополитически настроенное население Боливии может быть разобщено посредством внешней эксплуатации уже существующей напряженности в вопросе национальной идентичности, а также посредством манипулирования спорами о трудовых правах. Тактика «разделяй и властвуй» будет осуществляться за счет «боснификации Боливии», что, вероятно, станет результатом конфликта «федерализма идентичности» (Identity Federalism). Принимая во внимание «политически неудобный» факт того, что большая часть нефти и газа находится в дружественных к оппозиции правоориентированных восточных регионах, называемых «Media Luna», нетрудно предположить, что подталкиваемый информационной войной экономико-энергетический популизм может вылиться в агрессию, основанную на том, что районы с самыми большими природными богатствами якобы оплачивают социалистический эксперимент правительства, проводимый в интересах остальной части населения, проживающего в западной части страны, где запасы лития еще нужно разрабатывать и разрабатывать, прежде чем уровень добычи станет достаточно высоким, чтобы можно было говорить о равномерном распределении богатств.

Боливия хорошо осведомлена о том, как она уязвима перед этой асимметричной атакой на ее суверенитет, особенно в контексте «спорной» кампании президента Моралеса по выдвижению на четвертый срок. В частности после того, как в этом году Верховный суд вынес решение в пользу Моралеса, вопреки его неожиданному поражению на референдуме 2016 года. Возможно, именно поэтому Боливия экстрадировала итальянского беглеца и воинствующего коммуниста [Чезаре Баттисти] обратно в Бразилию вскоре после инаугурации президента Болсонару (доверенного лица Трампа) в качестве «предложения о мире» в надежде, что это поможет «выиграть время» и побудить США пересмотреть свои намерения по разжиганию цветной революции. Однако эти усилия, похоже, не дали никаких положительных результатов, поскольку глава Южного командования армии США адмирал Фаллер, выступая перед подкомитетом по возникающим угрозам комитета по вооруженным силам Сената, осудил Боливию наряду с так называемой «Тройкой Тирании», как один из четырех «автократических режимов» в регионе, попутно обвинив Россию в «оказании поддержки» и решительно намекая на то, что США рассматривают возможность проведения предстоящей кампании по смене режима в Боливии также, как и в трех других упомянутых странах.

Столкнувшись с этой скрытой угрозой, Боливия может оказаться местом второго после Венесуэлы российского вмешательства в рамках осуществления «демократической безопасности». В том смысле, что Москва может отправить военную технику и советников в эту страну, если та окажется в состоянии Гибридной войны. Хотя такую поддержку будет трудно осуществить, учитывая, что страна-получатель не имеет выхода к морю и окружена убежденными союзниками США, которые, скорее всего, не допустят подобного. Таким образом, России придется проявить изобретательность в поиске других методов, могущих помочь демократически избранному и законному правительству президента Моралеса противостоять давлению, которому оно, вероятно, подвергнется в ходе подготовки к голосованию [выборы намечены на октябрь 2019 года], если США прикажут оппозиции устроить протесты накануне выборов или, еще хуже, после победы действующего президента. Так или иначе, «боливийский гамбит» России — это смелый экономический шаг, который может обрести глобальное значение, если великая евразийская держава не собирается так легко сдаваться, и Москве удастся использовать южноамериканское государство для взятия контроля над мировой торговлей литием.

Эндрю Корыбко, американский политолог, независимый обозреватель Global Research

Оригинал статьи на английском языке

 

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий