Секрет успеха Китая: кража технологий и Компартия, не признающая поражений

Поделиться в социальных сетях

Существуют две основные проблемы, препятствующие заключению торговой сделки между США и Китаем:

  1. Кража американской интеллектуальной собственности и шпионаж. И хотя эта проблема вовсе не ограничивается ситуацией с Huawei, давайте назовем весь этот клубок «делом Huawei».
  2. Правящая Коммунистическая партия Китая, которая не может признать свое поражение, даже несмотря на то, что ее граждане страдают от тарифов, введенных США.

Если кратко описать историю торгового противостояния между Китаем и США, то получится следующее. Торговля товарами и услугами между США с Китаем в 2018 году составила 737 миллиардов долларов. Экспорт составил $ 179 млрд., импорт составил 557 млрд. долларов. Согласно этим данным торговый дефицит составляет $ 378 млрд.

Чтобы устранить этот дефицит, летом 2018 года президент Трамп ввел 25% тарифы на импорт из Китая в размере 15 миллиардов долларов. Китай принял ответные меры против экспорта американской сельскохозяйственной и другой продукции. В ответ на это США в сентябре 2018 года наложили 25%-ные тарифы на китайский импорт в размере 35 миллиардов долларов. И Китай снова отомстил. Затем США наложили 10% -ные тарифы на импорт товаров из Китая на сумму 200 млрд.  долларов США с повышением до 25% с 1 января 2019 года. Первые 50 миллиардов из 200 — это «адвалорная пошлина», пропорциональная ущербу, вызванному кражей интеллектуальной собственности.

В феврале 2019 года Торговое представительство США приостановило повышение тарифов «до дальнейшего уведомления». В начале мая 2019 года такое уведомление поступило. Трамп объявил через Твиттер, что приостановка была снята, а тарифы увеличены до 25%, и новая 25%-ная пошлина будет наложена на оставшиеся 325 миллиардов долларов импорта из Китая «в ближайшее время».

С чем же связаны эти меры? 14 августа 2017 года президент Трамп поручил торговому представителю США Роберту Лайтхайзеру провести проверку по «разделу 301» Закона США о торговле 1974 года в связи с тем, что Китай, используя различные способы давления и уловки, требует от совместных с американцами компаний передавать свои технологии китайским компаниям, препятствует созданию рыночных условий, а также препятствует контролю американских компаний над своими технологиями в Китае. Кроме того было поручено определить, осуществляет ли китайское правительство или поддерживает ли несанкционированные вторжения в коммерческие компьютерные сети США и кражу интеллектуальной собственности, коммерческой тайны или иной конфиденциальной деловой информации.

Отчет был готов в марте 2018 года. В нем перечислены десять соглашений по интеллектуальной собственности, которые правительство Китая подписало с 2010 по 2016 год, и… все они были нарушены. Китай проигнорировал свои обязательства и продолжил красть интеллектуальную собственность США посредством хакерских атак и подкупа. В частности китайцы подкупили Митча Макконнелла, сенатора-республиканца, и его жену министра торговли Элейн Чао. И это далеко не полный список завербованных людей. Конечно, Китаю пришлось потратить на это немало денег, но издержки себя оправдали.

Подсчитать потери от кражи интеллектуальной собственности довольно непросто. Все зависит от того, насколько эта самая интеллектуальная собственность может быть использована на рынке. Если (когда) Китай крадет интеллектуальную собственность и не может понять, как сделать продукт с ее помощью, потери от кражи равны нулю. А вот если удастся создать конкурирующий продукт, ущерб будет огромен.

Заполучить интеллектуальную собственность – само по себе еще не все. Для создания продукта необходимы технические и производственные навыки. Вот пример ситуации, которая стоила Америке 800 рабочих мест и уничтожила американскую компанию AMSC по производству ветрогенераторов. Китайская компания Sinovel была ее крупнейшим покупателем и стремилась стать крупнейшим производителем ветрогенераторов в мире. В 2010 году у Sinovel возникли проблемы. Нужно было быстро переоборудовать тысячи турбин, чтобы соответствовать стандартам китайского правительства. Но это повлияло бы на прибыль компании, поэтому менеджеры Sinovel R & D решили просто украсть технологию AMSC.  После того как AMSC это обнаружила, она встроила шифрование, чтобы Sinovel продолжала платить AMSC за принадлежащее ей лицензионное программное обеспечение. Чтобы избежать этого, Sinovel нашла себе лояльного сотрудника AMSC из Китая, который украл шифрование. Потратив всего 2 миллиона за взятку, Sinovel сэкономила более чем 100 миллионов долларов США, которые в противном случае должна была бы заплатить AMSC. Эта ситуация практически уничтожила AMSC, ей пришлось сократить почти 800 рабочих мест. Мало того, Sinovel не просто похитила технологии, но и, поскольку обладала всеми возможностями и знаниями, необходимыми для их создания, смогла стать прямым конкурентом AMSC. Sinovel, субсидируемая правительством Китая (ему принадлежало 18% компании), продала свой продукт на мировые рынки по невероятно низкой цене.

А вот еще несколько подобных примеров. Китайские компании украли технологии производства генетически модифицированных семян кукурузы у Monsanto и генетически модифицированного риса у американской фармацевтической компании Ventria Bioscience. А чего стоит китайская операция по кибератакам, благодаря которой были получены секретные технологии, затем использованные при создании последней версии нового китайского реактивного истребителя-невидимки J-20.

Итак, согласно разделу 301 Закона о торговле, подобные действия влекут за собой приостановление или отмену льгот по концессионным соглашениям,  введение пошлин, сборов или других ограничений на импорт, отмену или приостановление преференциального режима, заключение соглашений, обязывающих иностранную страну предоставлять компенсационные торговые преимущества, и ограничение или отказ в выдаче федеральных и иных разрешений.

31 января 2019 года, после завершения раунда переговоров, Белый дом опубликовал официальное постановление, в котором говорилось о давлении на американские компании с целью передачи технологий, многочисленных тарифных и нетарифных барьерах, с которыми сталкиваются американские партнеры в Китае, ущербе, нанесенном кибератаками, наличие субсидий и государственных предприятий в Китае, которые создают неравные условия на рынке. Также была отмечена необходимость устранения рыночных барьеров и тарифов, ограничивающих продажи американских товаров и т.д.

Раздел 301 стал существенным рычагом воздействия на Китай, и принятые меры в значительной степени способствовали росту производства в США. Согласно данным Бюро трудовой статистики, производственный сектор прибавил 466 000 рабочих мест в течение первых полных 25 месяцев правления Трампа по сравнению с 76 000 рабочих мест, созданных в предыдущие 25 месяцев.

Теперь стоит сказать несколько слов о деле Huawei. В январе 2019 года Министерство юстиции вынесло два обвинительных заключения. Первое по делу США против Huawei Technologies и Кэти Мэн, финансового директора и дочери владельца, за уклонение от санкций против Ирана, банковское мошенничество и создание препятствий правосудию. А во втором заключении подробно рассказывается о краже технологий у T-Mobile.

 «Huawei установила систему премирования сотрудников за кражу информации у конкурентов исходя из конфиденциальной ценности полученной информации. Сотрудникам было предложено разместить конфиденциальную информацию, полученную от других компаний, на внутреннем веб-сайте Huawei или, в случае особо конфиденциальной информации, отправить зашифрованное электронное письмо на специальный почтовый ящик».

Существует также потенциальный третий обвинительный акт против Huawei за кражу интеллектуальной собственности США на алмазное стекло, используемое для мобильных экранов.

Теперь что касается 5G. К 2024 году около 5 процентов населения мира и 22 миллиарда устройств  от автомобилей до холодильников, мобильных телефонов и светофоров будут подключены к сети 5G. Казалось бы, при чем тут Huawei? Дело в том, что в Европе технология и инфраструктура 5G будут такими же, как и те, что использует Huawei.

Закон о национальной обороне 2018 года, инициированный и подписанный президентом Трампом, запретил использование технологий Huawei и ZTE правительством США и государственными подрядчиками, поскольку все данные, которые проходят через технологию Huawei, могут попасть прямиком к китайской разведке. Вашингтон также настаивает на широком международном запрете, однако в Европе считают, что они смогут смягчить потенциальные риски.

Huawei создала лаборатории информационной безопасности в Германии и Великобритании, чтобы предоставить правительствам этих стран доступ к своим исходным кодам и сетевому оборудованию, дабы те могли удостовериться в отсутствии шпионажа. Однако уязвимости в исходном коде можно скрыть, кроме того, «проверяющие» не смогут успевать за частыми обновлениями программного обеспечения в сетях 5G.

Европейские телекоммуникационные компании менее прибыльны, чем американские. Их сети слишком слабы для реализации амбициозных инфраструктурных проектов. Падение цен и стремительный рост трафика привели к снижению прибыли. Huawei укоренилась в ЕС, у нее около трети рынка телекоммуникационного оборудования. Стоимость перехода на другого поставщика и замены всех деталей и компонентов Huawei будет представлять собой огромную дополнительную нагрузку, помимо перехода на 5G. Технология Huawei 5G является более совершенной и дешевой, чем ее европейские аналоги Ericsson и Nokia.

Еще одна серьезная проблема, препятствующая заключению торговой сделки состоит в том, что Китай активно продвигает внутри себя идею националистического противостояния. В 2017 году Си Цзиньпин в своей партийной речи пересказал историю Китая как некогда великой нации, «погрузившейся во тьму внутренних беспорядков и внешней агрессии; граждане были разорены войнами, видели, как их родина была разорвана, и жили в нищете и отчаянии».

Эта эпоха известна китайцам как «Столетие унижения», которое началось в 1842 году после поражения Китая от Британской империи в Первой опиумной войне. Гонконг был передан Британии, а Китай уступил международную торговлю, сдал свои территории в аренду иностранным державам, предоставил им экстерриториальные права и отказался от тарифной автономии. Столетие унижения закончилось в 1949 году захватом власти коммунистической партией Китая во главе с Мао. Это изложение «национального унижения», правда, не упоминает о десятках миллионов голодающих, и ущемлении прав человека, ставших следствием революции.

Тем не менее, Си Цзиньпин и дальше планирует яростно бороться с «обидой», несмотря на растущее беспокойство собственных граждан, которые страдают из-за торговой войны и не столь наивны, чтобы безоговорочно верить в официальную пропаганду.

Сокращенный перевод статьи Адама Таунсенда «The explainer. China, Trade, Huawei, IP theft & 5G»

 

 

 

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

One Comment